Психологическое знание это: Виды психологического знания — Психология в жизни человека

Виды психологического знания — Психология в жизни человека

    Психологические знания — это знания о психологических особенностях и внутреннем мире людей, и о психологических причинах, объясняющих их поведение.
    К числу психологических явлений относят разнообразные проявления душевной (психической) жизни человека: чувства, память, интеллект, характер, способности и т.д.
    Психологические знания как знания о душевном мире человека могут иметь разные источники, и разные формы воплощения.
    Анализ способов получения знаний о другом человеке показывает, что на сегодняшний день можно выделить четыре относительно независимых реальностей жизни, в которых представлено это знание.
        Это конкретное знание о людях, которые человек получил в процессе своей жизни. Он проверил их на истинность событиями своей жизни. Человек применил эти знания в воздействии на других людей и таким образом делает их доступными для окружающих. Эти знания можно назвать житейскими, а основанное на них воздействие – житейской психологией. Каждый из нас обладает такими знаниями.

    Это обобщенные знания о людях, которые человек получил в производственном коллективе, классе и т.п. Это знание проверяется на истинность жизнью этой группы, входит в систему ее ценностей как регулятор отношений между членами этой группы и всей группы с другими общностями людей. Материал такого рода знания широко представлен в речевых стереотипах и стереотипах поведения. Это ритуаы, традиции, пословицы и поговорки. Эти знания можно назвать обыденными и, основанное на них воздействие на другого человека – обыденной психологией, которая позволяет предвидеть последствия поведения человека в относительно замкнутой группе людей.

    Это обобщенное знание о людях, которое получено относительно небольшой группой людей – ученых, поставивших своей целью получить обобщенное, закономерное, достоверное знание о людях. Эти ученые-психологии представители смежных наук о человеке пользуются специальными приемами получения знаний, т.е. методами науки. Для них очень важно обсуждение вопроса о соответствии методов науки и ее предмета. Результатом работы ученых является некоторая обобщенная закономерность. При использовании этого знания для воздействиия на человека встает вопрос о степени выраженности этого качества у конкретного человека. Очевидно, что найденную закономерность придется предельно конкретизировать. Итак, обобщенная закономерное знание о человеке, полученное учеными и проверенное на достоверность с помощью специальных методов, может быть названо научным или академичным, а основанная на нем психология – академическая психология.

    Практическая психология. В целом, появление практической психологии связано с формированием социального заказа на обоснованное воздействие на человека и группы людей. Это вызвано тем, что по мере развития общества увеличивается зависимость больших групп людей от действия одного человека или относительно небольшой группы людей.

1. Типы психологических знаний

Психологические
знания могут иметь разные источники.
Не случайно слова “психология” и
“психологический” встречаются не
только в научной психологии, но также
в обыденной жизни, в искусстве.

В
середине XIX в. О. Конт, основатель
позитивизма, предложил кон­цепцию
развития человеческого знания. Он
рассматривал три последовательно
сме­няющие одна другую формы знания:

  1. религиозное—
    основанное на традиции и индивидуальной
    вере;

  2. философское

    основанное на интуиции автора той или
    иной концепции, рациональное и
    умозрительное по своей сути;

  3. позитивное
    — научное
    знание, основанное на фиксации фактов
    в ходе целенаправленного наблю­дения
    или эксперимента (цит. по Дружинин,
    2001, с.33).

Конт
полагал, что человечество последовательно
меняет формы знания, вырастая, как
подросток, из одежды, которая стала
тесной, а не как модница, меняющая платья
старого фасона на последний крик моды.
Старые формы человеческого знания
(религиозное и философское) должны
неизбежно отмереть и стать предметом
исследования историков культуры.

Однако,
XX в. не отверг ни фило­софское, ни
религиозное знание. Следовательно, речь
может идти не о смене одного знания
другим, а об их равноправном сосуществовании.
Различные формы знания существуют и
развиваются параллельно. В определенные
периоды разви­тия цивилизации могут
доминировать те или иные формы знания.

Психология
— термин, который может применяться к
разным видам челове­ческой практики
и знания. Традиционно различают два
типа психологических знаний: житейскую
и научную психологию. С нашей точки
зрения, можно выделить, по крайней мере,
пять
основных типов психологических знаний,
которые отличаются по методам получения
знаний, особенностям их построения,
способам выражения и обоснования, а
также критериям истинности:

  1. житейская
    психология

  2. научная
    психология

  3. искусство

  4. практическая
    психология

  5. иррациональная
    психология (Карандашев,
    2003).

1.1. Житейские психологические знания

Существует
психология как система обыденных знаний
людей о “пси­хике”, поведении других
людей, особенностях и закономерностях
развития своей и чужой душевной жизни
и т. д. Традиционное, обыден­ное знание
зафиксировано в естественном языке в
значениях слов, описывающих особенности
психики человека, его поведение,
личностные чер­ты, способности, мотивы
и пр.

Житейские
психологические знания накапливаются
и используются человеком в повседневной
жизни. Они
обычно конкретны и формируются в процессе
его индивидуальной жизни в результате
наблюдений, самонаблюдений и размышлений.
Их достоверность
проверяется в личном опыте.
В сущности, житейская психология — это
обобщение повседневных психологических
знаний человека.

Источником
житейской психологии является не только
собственный опыт человека, но и опыт
других людей. Подкрепляясь многократно
в опыте большого количества людей, они
фиксируются в устном народном творчестве
в виде пословиц и поговорок. Важный
критерий
истинности знаний житейской психологии
– их правдоподобность.

Люди
обмениваются такими знаниями друг с
другом, передают их из поколения в
поколение в течение всей человеческой
истории. Содержание
житейской психологии воплощается в
народных обрядах, традициях, поверьях,
в пословицах и поговорках, в афоризмах
народной мудрости, в сказках и песнях.
Эти знания передаются из уст в уста,
записываются, отражая многовековой
житейский опыт. Многие
пословицы и поговорки имеют прямое или
косвенное психологическое содержание:
“В тихом омуте черти водятся”, “Мягко
стелет, да жестко спать”, “Пуганая
ворона и куста боится”, “Хвалу, и честь
и славу и дурак любит”, “Семь раз отмерь
– один раз отрежь”, “Повторение – мать
учения”.

Богатый
психологический опыт накоплен в сказках.
Во многих из них действуют одна и те же
герои: Иванушка-дурачок, Прекрасная
царевна, Баба-Яга, Кащей Бессмертный –
в волшебных сказках; Медведь, Волк, Лиса,
Заяц – в сказках о животных. Сказочные
персонажи часто характеризуют определенные
психологические типы и характеры людей,
встречающиеся в жизни.

Многие
житейские наблюдения собирают писатели
и отражают в художественных произведениях
или в жанре моральных афоризмов. Широко
известны сборники афоризмов, которые
составляли в свое время М. Монтень, Ф.
Ларошфуко, Ж. Лабрюйер.

Житейские
наблюдения выдающихся людей, в силу их
мудрости и способности к обобщению,
представляют также большую ценность.
Поэтому вызывают особый интерес книги
с афоризмами классиков. Дейл Карнеги в
свое время предпринял опыт обобщения
жизненных наблюдений и размышлений
известных людей о тайнах человеческого
общения. В результате появилась популярная
книга “Как приобретать друзей и оказывать
влияние на людей”. Эта и другие его
книги написаны занимательно, с множеством
примеров, придающих эффект наглядности,
что типично для книг, написанных на
основе житейской психологии. Все это
делает такие книги очень привлекательными
для читателей.

Особенностями
этих знаний являются конкретность
и практичность,
что делает их очень привлекательными
для использования при обучении психологии.
Они всегда характеризуют поведение,
мысли и чувства людей в каких-то
конкретных, хоть и типичных ситуациях.
Порой эти знания могут достигать
определенного уровня обобщенности и
выражаться в пословицах: “Ни радость
вечная, ни печаль бесконечная”, “На
сердитых воду возят”. Они дают людям
практические советы: “В нужде не унывай,
в счастье не ослабевай”, “После драки
кулаками не машут”.

Они
характеризуются доступностью
изложения и наглядностью.
Ясность и простота изложения, обилие
конкретных, образных примеров делает
их убедительными для других людей. В
пословицах это достигается это часто
за счет метафор: “Мелка река, да круты
берега”.

Именно
яркие иллюстрации и жизненные ситуации
делают книги Дейла Карнеги столь
привлекательными.

Для
знаний житейской психологии характерна
опора
на жизненный опыт и здравый смысл.
Это делает их, с одной стороны, уважаемыми,
а с другой стороны, недостаточно
доказательными. Житейскую психологию
иногда называют донаучной, подчеркивая
тем самым ее недостатки перед
психологическими знаниями в науке.
Однако оба типа знаний существуют в
обществе одновременно, и житейские
знания имеют свои преимущества, особенно
в ситуациях, когда научная психология
не успевает за жизнью. Так, например,
педагоги, опираясь на профессиональный
опыт, мысленно строят для себя определенные
психологические классификации учащихся,
необходимые им в повседневной работе.
Ими выделяются, например, такие типы
учащихся как “старательные”, “замкнутые”,
“торопливые”, “невнимательные”,
“медлительные”, “медлительные, но
выполняющие работу на высоком уровне
качества”, “слаборазвитые умственно”,
способные”. Такие классификации
оказываются необходимыми, если педагог
не находит в существующей психологической
литературе полезной для себя классификации
личностей учащихся. Он строит ее
самостоятельно на основе анализа
жизненной практики наблюдений и
пользуется ею, соответствующим образом
дифференцируя подход к учащимся.

Однако,
в знаниях этого типа проявляется
неточность
употребляемых понятий.
Житейские термины обычно расплывчаты
и многозначны. Это делает их применимыми
для самых разных жизненных ситуаций,
порой даже противоположных (“Тише едешь
– дальше будешь”).

Как
писала Ю.Б. Гиппенрейтер, “отношения
научной и житейской психологии подобны
отношениям Антея и Земли; первая,
прикасаясь ко второй, черпает из нее
силу” (Гиппенрейтер, 1996, с.18).

Знания
житейской и научной психологии по сути
своей могут быть близки друг к другу
или противоречить. В связи с этим люди
могут или соглашаться с тем.

В
последние годы из-за возросшего интереса
людей к психологическому знанию возникла
новая сфера: так называемая “поп-психология”,
которая характеризуется как упрощенная
психология для массового читателя.
Психология стала частью
культуры, в том числе массовой культуры.
Типичные названия книг такого рода:
“Сделай себя счастливым”, “Как достичь
успеха в жизни”, “Сила ума”, “22 типа
мужчин – выбери одного”, “Вредные
люди” “Не давите мне на психику”.
Неясно, насколько обоснованны эти
знания. В значительной степени они
являются описанием житейских
психологических знаний отдельных людей,
которые считают себя особенно опытными
в вопросах жизненной психологии. Не
следует смешивать такие книги с
научно-популярными психологическими
знаниями, которые, в отличие от них,
представляют собой популяризацию
результатов научных исследований.

Вывод:
особенности житейских психологических
знаний

Достоверность
знаний проверяется в личном опыте

Критерий
истинности знаний – правдоподобность

Конкретность

Практичность

Доступность
изложения

Наглядность

Опора
на жизненный опыт и здравый смысл

Неточность
употребляемых понятий

Психологические знания в практике адвокатов

5 июня 2020 г. 16:15

Адвокатам рассказали об особенностях психологического взаимодействия с доверителями



5 июня на образовательном вебинаре ФПА РФ с онлайн-лекцией на тему «Психотипы доверителей. Как определить и как взаимодействовать» выступила доцент кафедры адвокатуры Университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), доцент, к.психол.н., действительный член Союза лиц, осуществляющих деятельность в сфере судебной экспертизы и судебных экспертных исследований «Палаты судебных экспертов им. Ю.Г. Корухова» Лариса Скабелина.


В первой части вебинара Лариса Скабелина дала определение психологического типа личности – это уникальная совокупность психологических характеристик, которыми определяются стойкие и повторяющиеся реакции на факторы окружающей среды. Лектор отметила, что знание психологических типов доверителей требуется адвокатам в самых разных отраслях права. Как пояснила Лариса Скабелина, знание психотипа своего собеседника – не только доверителя, но и следователя, прокурора, судьи и т. д. позволяет выбирать оптимальные формы взаимодействия с ним и спрогнозировать его поведение, в том числе в стрессовой ситуации, понимать природу конфликтов и предупреждать их, выбирать эффективную стратегию самореализации в профессии.


Во второй части вебинара лектор рассказала о различных классификациях психологических типов личности и подробно остановилась на классификации, созданной российским психологом Аркадием Егидесом, содержащей описание 8 типов личностей: параноидальный, эпилептоидный, истероидный, гипертимный, шизоидный, психоастеноидный, сензитивный, гипотимный. Лариса Скабелина перечислила типичные ошибки адвокатов при общении с доверителями разных психологических типов. Так, от доверителя-психоастеноида нельзя требовать быстрого принятия решения или отказываться от ранее достигнутых с ним договоренностей. Беседу с доверителем-гипотимом необходимо проводить в неспешном, медленном темпе и постоянно оказывать ему моральную поддержку. Доверитель, относящийся к сензитивному типу, наряду с психоастеноидным и гипотимным, особенно чувствителен к фальши и неискренности, поэтому с ним необходимо быть открытым.


В третьей части вебинара Лариса Скабелина обратила внимание слушателей на правила определения психологических типов. В частности, она пояснила, что в чистом виде психологические типы практически не встречаются и в каждом человеке, как правило, присутствует несколько типов; не следует делать вывод о принадлежности доверителя к тому или иному типу по 1–2 признакам, важно понять логику поведения психотипа, необходимо различать состояние, в котором человек находится в данный момент, и свойства его личности. Лектор рекомендовала слушателям литературу по теме вебинара, а также представила для выполнения домашнее задание по материалам вебинара.


Демонстрационные материалы – презентация, лекции и домашнее задание.


Комментарий к заданиям по вебинару и вопросам слушателей.

Знания психологии в жизни человека

«Психометрика»
Автор статьи

Знания психологии в жизни человека

На современном этапе развития общества психология становится все более актуальным предметом исследований. При этом интересно заметить, что само понятие «психология» можно понимать в двух значениях: как науку и как некий человеческий опыт, который может быть использован в повседневной жизни. Знаниями по психологии в качестве научной дисциплины владеет достаточно ограниченный круг людей, род деятельности которых так или иначе связан с профессией психолога или данным направлением в своей деятельности. Однако каждый из нас знакомится, в той или иной степени, с психологией как системой жизненных явлений на протяжении всей своей жизни. Именно с её помощью можно лучше разобраться в себе, достойно реализоваться. Можно научиться работать над своим эмоциональным состоянием, избегая депрессивных состояний, конфликтов. Мы постоянно учимся налаживать контакты с людьми, регулировать в нужной мере свое поведение и реакции окружающих, стремимся не позволять обманывать или использовать себя и т.д.

Однако если рассматривать психологию как систему знаний, которыми владеет в той или иной степени любой человек, то каждый из нас может задаться вопросом: «А как же психология конкретно помогла мне в жизни?». Есть много идей на этот счет, но почему-то первое, что приходит в голову, – достаточно тривиальная ситуация, с которой чуть ли не ежедневно сталкиваются многие из нас в качестве участников конфликта или же его свидетелей. Речь идет о разного рода стычках, происходящих в общественном транспорте. Пищи для размышлений о внутреннем психологическом состоянии людей и различных способах сводить конфликт «на нет» здесь более чем достаточно. А размышлять волей-неволей об этом приходится, особенно когда попадаешь в общественный транспорт в час пик и чувствуешь себя, как на минном поле.

Мы из личного опыта можем сказать, что большая часть подобных конфликтов возникает из-за того, что у кого-то изначально есть в них прямая потребность. Кто-то едет с работы злой, потому что оборвалась какая-нибудь сделка или не заладились отношения с коллегами, кто-то поругался с женой / мужем / начальником, кого-то расстроили дети и т. д. и т.п., а свой негатив хочется выплеснуть тем или иным образом. Чем же не выход – выбрать для этого случайную жертву в транспорте? Кроме того, есть еще одна очень интересная категория людей, которых можно назвать «скучающие бабушки». Это люди, которые давно вышли на пенсию, и в их жизни, вероятно, не происходит ничего особо нового. Возможно даже, что жизнь их была не очень простой. Мы этого не исключаем. И вот они, заскучавшие и несколько обозлившиеся, выходят из дома и не хотят пропускать мимо себя события и отказываться от новых ощущений. Одно из любимых их занятий в транспорте – «объяснять» молодым, как нужно жить. На всё это, конечно, нельзя остро реагировать. Лучше не принимать близко к сердцу, не показывать своих эмоций, не пытаться что-то доказывать или, тем более, переходить на такую же линию поведения, как эти пожилые люди.

Итак, для наглядности возьмем ситуацию, которой может произойти в любой момент, например, при поездке в трамвае. Представьте, что уже нужно выходить на следующей остановке. И вы готовитесь, встаете около выхода. Сзади подходит миловидная особа преклонного возраста, которая почему-то решила бесцеремонно подвинуть вас как препятствие, разделившее ее и двери трамвая. При этом свои действия дама сопровождает словами: «Вечно встанут на выходе и стоят. Только о себе и думают». После чего, уверенно заняв позицию, которая (на ее взгляд) по праву ей и принадлежала, дама начнет читать ускоренный курс лекций о невоспитанной молодежи, успев за одну минуту затронуть самые разные аспекты поведения молодых людей, которые даже не имеют отношения к конкретной ситуации. Всеми жестами, взглядами и, разумеется, словами дама, она всячески провоцирует вас на словесную стычку, но, вопреки ее ожиданиям, мы можем дать человеку высказаться и во время ее монолога смотреть на неё молча и слегка улыбаясь. (Здесь важно заметить, что именно слегка улыбаясь, а не показательно усмехаясь). Наконец, она не в состоянии дальше вытерпеть и, поняв, что остановка уже близко, а результат, к которому она, видимо, стремилась, не достигнут, задаёт вам многозначительный вопрос: «Что смешного я говорю?». На что последует наш ответ: «Ничего смешного. Извините, а Вы выходите?» Она, вероятно, не совсем поймёт вашей позитивной реакции, так как не ожидает подобной фразы, и снова спросит: «Вы как разговариваете с пожилым человеком?» Отвечайте смело: «Вежливо. Готов(-а) вас попустить». Женщина, конечно, несколько опешит, но деваться ей уже некуда, поскольку трамвай подъехал к остановке и нужно выходить.

Таким образом, именно пользуясь знаниями о психологии поведения подобных людей в таких ситуациях, удаётся подавить свои эмоции и избежать конфликта. Но я всё же с уверенностью можно сказать, что своей сдержанностью выиграли в этой ситуации куда больше, чем если бы поддались эмоциям и развязали ссору в трамвае. При помощи психологии и в меру своего понимания, личных знаний о ней есть все шансы покинуть трамвай с чувством удовлетворенности, поскольку «справедливость» была восстановлена, и при этом нервы остались в целости и сохранности, а не растратились на выяснение отношений и бессмысленное доказательство своей правоты.

Это простой и наглядный пример того, как знания о психологии, полученные в процессе приобретения нашего жизненного опыта, могут помочь в разных ситуациях как мне, так и другим людям. Поэтому можно сделать вывод, что психология играет немаловажную роль для успешного разрешения сложных ситуаций.

Научное и житейское психологическое знание — конспект — Психология

СТОЛИЧНЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ ИНСТИТУТ Факультет: психологический. Специальность: психология. РЕФЕРАТ ПО ПСИХОЛОГИИ (ВВЕДЕНИЕ В ПРОФЕССИЮ) Тема: Научное и житейское психологическое знание. Студентка 1 курса: Мозжерина Лилия Владимировна. 2002 год План: 1. Общее представление о психологии как науке. 2. Соотношение научной и житейской психологии. 3. Отрасли психологии, формы сотрудничества научной и житейской психологии. 1. ОБЩЕЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ПСИХОЛОГИИ КАК НАУКЕ. В системе наук психологии должно быть отведено совершенно особое место, и вот по каким причинам. Во-первых, это наука о самом сложном, что пока известно человечеству. Ведь психика – это «свойство высокоорганизованной материи». Если же иметь в виду психику человека, то к словам «высокоорганизованная материя» нужно прибавить слово «самая»: ведь мозг человека – это самая высокоорганизованная материя, известная нам. Знаменательно, что с той же мысли начинает свой трактат «О душе» выдающийся древнегреческий философ Аристотель. Он считает, что среди прочих знаний исследованию о душе следует отвести одно из первых мест, так как «оно – знание о наиболее возвышенном и удивительном». Во-вторых, психология находится в особом положении потому, что в ней как бы сливаются объект и субъект познания. Чтобы пояснить это, воспользуюсь одним сравнением. Вот рождается на свет человек. Сначала, пребывая в младенческом 2 не все) представители профессий, предполагающих постоянное общение с людьми: педагоги, врачи, священнослужители и др. Но, и обычный человек располагает определенными психологическими знаниями. Об этом можно судить по тому, что каждый человек в какой- то мере может понять другого, повлиять на его поведение, предсказать его поступки, учесть его индивидуальные особенности, помочь ему и т. п. Давайте задумаемся над вопросом; чем же отличаются житейские психологические знания от научных? Я назову пять таких отличий. Первое: житейские психологические знания конкретны; они приурочены к конкретным ситуациям, конкретным людям, конкретным задачам. Говорят, официанты и водители такси – тоже хорошие психологи. Но в каком смысле, для решения каких задач? Как, мы знаем, часто – довольно прагматических. Также конкретные прагматические задачи решает ребенок, ведя себя одним образом с матерью, другим – с отцом, и снова совсем иначе – с бабушкой. В каждом конкретном случае он точно знает, как надо себя вести, чтобы добиться желаемой цели. Но вряд ли мы можем ожидать от него такой же проницательности в отношении чужих бабушки или мамы. Итак, житейские психологические знания характеризуются конкретностью, ограниченностью задач, ситуаций и лиц, на которые они распространяются. Научная же психология, как и всякая наука, стремится к обобщениям. Для этого она использует научные понятия. Отработка понятий – одна из важнейших функций науки. В научных понятиях отражаются наиболее существенные свойства предметов и явлений, общие связи и соотношения. Научные понятия четко определяются, соотносятся друг с другом, связываются в законы. Например, в физике благодаря введению понятия силы И. Ньютону удалось описать с помощью трех законов механики тысячи различных конкретных случаев движения и механического взаимодействия тел. То же происходит и в психологии. Можно очень долго описывать человека, перечисляя в житейских терминах его качества, черты характера, поступки, отношения с другими людьми. Научная же психология ищет и находит такие обобщающие понятия, которые не только экономизируют описания, но и за конгломератом частностей позволяют увидеть общие тенденции и закономерности развития личности и ее индивидуальные особенности. Нужно отметить одну особенность научных психологических понятий: они часто совпадают с житейскими по своей внешней форме, т. е. попросту говоря, выражаются теми же словами. Однако внутреннее содержание, значения этих слов, как правило, различны. Житейские термины обычно более расплывчаты и многозначны. Однажды старшеклассников попросили письменно ответить на вопрос: что такое личность? Ответы оказались очень разными, а один учащийся ответил так: «Это то, что следует проверить по документам». Я не буду сейчас говорить о том, как понятие «личность» определяется в научной психологии. Скажу только, что определение это сильно расходится с тем, которое было предложено упомянутым школьником. Таким образом, опытом житейской психологии является индивидуальный опыт со всеми его нюансами. Приобретается он случайным образом, и психологические знания, необходимые человеку для жизни, извлекаются из него, как правило, интуитивно и несистематически. Научная психология базируется на опыте, который с самого начала является абстрагированным от многих деталей, понятийно оформленным. Отличны и пути, методы познания – целенаправленного, систематизированного, инструментально оснащенного. Для научного психолога удачная догадка становится гипотезой, допускающей экспериментальную проверку. Конечно, эксперимент возможен и в житейской психологии, и люди часто прибегают к этому эффективному средству получения необходимой информации (не ожидая подходящего случая, а активно организуя его). Однако научно-психологические эксперименты отличаются не только большей строгостью своих гипотез, но и условиями проведения. В современной психологии эти условия нередко отделены от жизненной конкретности и даже могут искажать ее. Отличаются и результаты экспериментов: ученым нередко приходится отказываться от собственных обыденных представлений, «не веря своим глазам». Следует обратить внимание на то, что в первых научных описаниях психических явлений исследователи привлекали свой личный опыт. Однако главная ценность этих описаний состоит не только в их проницательности и детальности, а в том, что они оказались удачными обобщенными схемами для постановки научно- исследовательских задач. Типичный пример. Об одном из первых «учебников психологии», написанном учеником Вундта, американским психологом и философом У.Джемсом (1842-1910) широко представлен материал житейского (в том числе авторского) психологического опыта, а также общие модели его научного понимания, актуальные до сих пор. Второе отличие житейских психологических знаний состоит в том, что они носят интуитивный характер. Это связано с особым способом их получения: они приобретаются путем практических проб и прилаживаний. Подобный способ особенно отчетливо виден у детей. Я уже упоминала об их хорошей психологической интуиции. А как она достигается? Путем ежедневных и даже ежечасных испытаний, которым они подвергают взрослых и о которых последние не всегда догадываются. И вот в ходе этих испытаний дети обнаруживают, из кого можно «вить веревки», а из кого нельзя. Часто педагоги и тренеры находят эффективные способы воспитания, обучения, тренировки, идя тем же путем: экспериментируя 2 и зорко подмечая малейшие положительные результаты, т. е. в определенном смысле «идя на ощупь». Нередко они обращаются к психологам с просьбой объяснить психологический смысл найденных ими приемов. В отличие от этого научные психологические знания рациональны и вполне осознанны. Обычный путь состоит в выдвижении словесно формулируемых гипотез и проверке логически вытекающих из них следствий. Из выше изложенного можно сделать вывод, что обширный опыт житейской психологии сохраняется и существует в соответствии с теми видами практики, из которых он получил и которые он обнаруживает. Он может быть упорядочен в традициях и обрядах, народной мудрости, афоризмах, однако основания таких систематизаций остаются конкретными, ситуативными. Если ситуативные выводы противоречат один другому (например, едва ли найдется пословица, к которой нельзя подобрать другую, обратную по значению), то житейскую мудрость это не смущает, ей нет нужды стремиться к единообразию. Научная психология систематизирует знания в форме логических непротиворечивых положений, аксиом и гипотез. Знания направленно аккумулируются, служат базой расширения и углубления найденных закономерностей, и происходит это именно благодаря наличию специального предметного языка. Не следует понимать точное определение предмета научной психологии как ограничение ее исследовательских возможностей. Например, научная психология активно вторгается в житейский опыт, справедливо претендуя на новое освоение общественного фактического материала. Закономерны, поэтому постоянные требования точно пользоваться имеющимся понятийным аппаратам (и только им), это защищает опыт от «засорения» житейскими ассоциациями. Типичный пример. Закономерна научная строгость выдающего русского физиолога и психолога И.П.Павлова, запрещавшего своим сотрудникам говорить и подопытных животных: собака «думала, вспоминала, почувствовала». Правильное исследование поведения животных предполагает интерпретацию результатов только в терминах научной теории, в данном случае – разработанной в павловской школе рефлекторной теории высшей нервной деятельности. Третье отличие состоит в способах передачи знаний и даже в самой возможности их передачи. В сфере практической психологии такая возможность весьма ограничена. Это непосредственно вытекает из двух предыдущих особенностей житейского психологического опыта – его конкретного и интуитивного характера. Глубокий психолог Ф. М. Достоевский выразил свою интуицию в написанных им произведениях, мы их все прочли – стали мы после этого столь же проницательными психологами? Передается ли житейский опыт от старшего поколения к младшему? Как правило, с большим трудом и в очень незначительной степени. Вечная проблема «отцов и детей» состоит как раз в том, что практического познания людей – с другой» (Рубинштейн С. Л. М., 1940, с.37). Вслед за Рубинштейном, становление и развитие психологической науки можно представить в виде пирамиды – символа поступательного, прогрессивного движения: тысячелетия практического опыта, столетия философских размышлений, десятилетия экспериментальной науки. Теперь, когда мы убедились в целом ряде преимуществ научной психологии перед житейской, уместно поставить вопрос: а какую позицию научные психологи должны занять по отношению к носителям житейской психологии? Представим себе рядом с образованным специалистом — психологом какого-нибудь мудреца, необязательно живущего сегодня, какого-нибудь древнегреческого философа, например. Этот мудрец – носитель многовековых размышлений людей о судьбах человечества, о природе человека, его проблемах, его счастье. Специалист – психолог – носитель научного опыта, качественно другого, как мы только что видели. Так какую же позицию он должны занять по отношению к знаниям и опыту мудреца? Вопрос этот не праздный, он неизбежно рано или поздно встанет перед каждым из вас: как должны соотноситься в вашей голове, в вашей душе, в вашей деятельности эти два рода опыта? Существует ошибочная позиция, которую, впрочем, нередко занимают психологи с большим научным стажем. «Проблемы человеческой жизни, – говорят они, – нет, я ими не занимаюсь. Я занимаюсь научной психологией. Я разбираюсь в нейронах, рефлексах, психических процессах, а не в «муках творчества». Имеет ли эта позиция некоторые основания? Сейчас мы уже можем ответить на этот вопрос: да, имеет. Эти некоторые основания состоят в том, что упомянутый научный психолог вынужден был в процессе своего образования сделать шаг в мир отвлеченных общих понятий, он вынужден был вместе с научной психологией, образно говоря, загнать жизнь in vitro, «разъять» душевную жизнь «на части». Но эти необходимые действия произвели на него слишком большое впечатление. Он забыл, с какой целью делались эти необходимые шаги, какой путь предполагался дальше. Он забыл или не дал себе труда осознать, что великие ученые – его предшественники вводили новые понятия и теории, выделяя существенные стороны реальной жизни, предполагая затем вернуться к ее анализу с новыми средствами. История науки, в том числе психологии, знает немало примеров того, как ученый в малом и абстрактном усматривал большое и жизненное. Когда И. П. Павлов впервые зарегистрировал условнорефлекторное отделение слюны у собаки, он заявил, что через эти капли мы, в конце концов, проникнем в муки сознания человека. Выдающийся советский психолог Л. С. Выготский увидел в «курьезных» действиях типа завязывания узелка на память способы овладения человеком своим поведением. О том, как видеть в малых фактах отражение общих принципов и как переходить от общих принципов к реальным жизненным 2 проблемам, нигде не прочитать. Человек может развить в себе эти способности, впитывая лучшие образцы, заключенные в научной литературе. Только постоянное внимание к таким переходам, постоянное упражнение в них может сформировать чувство «биения жизни» в научных занятиях. Ну а для этого, конечно, совершенно необходимо обладать житейскими психологическими знаниями, возможно более обширными и глубокими. Уважение и внимание к житейскому опыту, его знание предостерегут еще от одной опасности. Дело в том, что, как известно, в науке нельзя ответить на один вопрос без того, чтобы не возникло десять новых. Но новые вопросы бывают разные: «дурные» и правильные. И это не просто слова. В науке существовали и существуют, конечно, целые направления, которые заходили в тупик. Однако прежде чем окончательно прекратить свое существование, они некоторое время работали вхолостую, отвечая на «дурные» вопросы, которые порождали десятки других дурных вопросов. Развитие науки напоминает движение по сложному лабиринту со многими тупиковыми ходами. Чтобы выбрать правильный путь, нужно иметь, как часто говорят, хорошую интуицию, а она возникает только при тесном контакте с жизнью. В конечном счете, мысль простая: научный психолог должен быть одновременно хорошим житейским психологом. Иначе он не только будет малополезен науке, но и не найдет себя в своей профессии, попросту говоря, будет несчастен. Один профессор сказал, что если его студенты за весь курс усвоят одну-две основные мысли, он сочтет свою задачу выполненной. В данном реферате мысль эта следующая: отношения научной и житейской психологии подобны отношениям Антея и Земли; первая, прикасаясь ко второй, черпает из нее свою силу. Итак, научная психология, во-первых, опирается на житейский психологический опыт; во-вторых, извлекает из него свои задачи; наконец, в-третьих, на последнем этапе им проверяется. 3. Отрасли психологии, формы сотрудничества научной и житейском психологии. Связь научной психологии с практикой характеризуется точностью постановки прикладных задач и методов их решения. Как правило, такие задачи порождались трудностями, возникающими во внепсихологических областях, а их устранение выходило за пределы компетенции соответствующих специалистов. Заметим также, что прикладные отрасли могли появляться независимо (в том числе и во времени) от становления общепсихологической науки. Возможные примеры. 1. В 1796 г. в Гринвиче был уволен сотрудник обсерватории за грубую ошибку (почти в секунду) в определении местоположения звезды. Применявшийся в то время метод решения этой задачи (метод Бредли) состоял в следующем. Нужно было регулировать моменты прохождения звезды по координатной сетке телескопа, отсчитывая при этом секунды и отмечая (высчитывая) положение звезды секундой раньше и секундой позже ее прохождения. Астроном из Кенигсберга Бессель пришел к выводу, что ошибка сотрудника не была следствием небрежности. В 1816 г. он опубликовал результаты своих 10-летних наблюдений за временем реакции человека. Оказалось, что время двигательной реакции является весьма изменчивой характеристикой, и различия между людьми равны примерно 1 секунде. Так, из разъяснений досадной «ошибки», связанной с особенностями организма конкретного человека, возникла дифференциальная психология, изучающая и измеряющая индивидуальные различия людей. 2. Интересно, что именно ошибкам человек при выполнении той или иной деятельности, проблемам «человеческого фактора» обязаны своим появлением многие отрасли психологии. В ответ на трудности управления современной высокосовершенной техникой человеком-оператором возникла инженерная психология. Изучение трудностей в обучении и воспитании, кризисов развития человека в определенные периоды его жизни положило начало психологии педагогической и возрастной. Отрасли психологии можно различить по нескольким критериям. Во-первых, по сферам деятельности (в частности, профессиональной), нужды которых обслуживают, т. е. по тому, что делает человек: психология труда, инженерная, педагогическая и др. Во-вторых, по тому, кто именно эту деятельность выполняет, является ее субъектом и вместе с тем объектом психологического анализа: человек определенного возраста (детская и возрастная психология, группы людей (социальная психология), представитель той или иной национальности (этнопсихология), пациент психиатра (патопсихология) и т. д. Наконец, отрасли психологии могут определяться по конкретным научным проблемам: проблема связи нарушений психики с мозговыми поражениями (нейропсихология), психических и физиологических процессов (психофизиология). В реальной работе психолога научные отрасли широко взаимодействуют. Например, психолог на производстве обладает знаниями как инженерной психологии (или психологии труда), так и социальной. Психологическая стороны школьной работы относится одновременно к сферам возрастной, педагогической психологии. Разработка практических приложений нейропсихологии – прежде всего, проблемы реабилитации больных с мозговыми поражениями той или иной профессиональной деятельности – требует знания психологии труда. Понятно, что, как говорилось выше, психолог-практик – это просто житейский психолог. Конечно, он далеко не всегда имеет готовые образцы решения задач и должен изучать, изобретательно использовать повседневный опыт, и все же для него этот опыт оформлен концептуально, а задачи довольно четко разделены на 2 независимо от их научных объяснений. Гуманитарный аспект психологии заключается не только в изучении, но и в практике создания этих представлений как способов преодоления конфликтных ситуаций, осмысления и продуктивного развития жизненного опыта. Научная и житейская психология, сохраняя принципиальные различия, вступают в необходимые взаимные связи. Психологическая наука, развитие которой можно, вслед за Л.С.Рубинштейном, представить в виде пирамиды, сильна своим основанием. Житейское осмысление разнообразной психологической реальности не исчезает с появлением специальной науки, и является, напротив, постоянным источником ее жизнедеятельности. Вместе с тем, научные достижения активно проникают в обыденную жизнь, предлагая новые, эффективные средства запоминания ее законов, воспитания и развития личности. Научная психология в целом – это попытка осознать, регулярно осмыслить, воспроизвести и усовершенствовать существующий и постоянно развивающий опыт психической жизни современного человека. Литература: 1. Гиппенрейтер Ю. Б. Введение в общую психологию. М.: Изд-во МГУ, 1988. С . 7-19. 2. Петухов В. В., Столин В. В. Психология. Метод. указ. М.: Изд-во МГУ, 1989. С. 5-11, 18-21. 2

Психологические реакции пациента на болезнь

Психологические консультации для онкологов, сохраняется анонимность

Телефон: 8-800 100-0191

(звонок по России – бесплатный, консультация круглосуточно)

Отражение болезни в переживаниях человека принято определять понятием внутренняя картина болезни (ВКБ). Оно было введено отечественным терапевтом Р.А. Лурия и в настоящее время широко используется в медицинской психологии. Это понятие, по определению ученого, объединяет в себе все то, «что чувствует и переживает больной, всю массу его ощущений, его общее самочувствие, самонаблюдение, его представления о своей болезни, о ее причинах – весь тот огромный мир больного, который состоит из весьма сложных сочетаний восприятия и ощущения, эмоций, аффектов, конфликтов, психических переживаний и травм».

Как сложное структурированное образование, внутренняя картина болезни включает в себя несколько уровней: сенситивный, эмоциональный, интеллектуальный, волевой, рациональный. ВКБ определяется не нозологической единицей, а личностью человека, она также индивидуальна и динамична, как и внутренний мир каждого из нас. При этом существует ряд исследований, обнаруживающих характерные особенности переживания больным своего состояния.

Так, в основе концепции В.Д. Менделевича («Терминологические основы феноменологической диагностики») находится представление о том, что тип реагирования на определенное заболевание определяется двумя характеристиками: объективной тяжестью болезни (определяющейся критерием летальности и вероятностью инвалидизации) и субъективной тяжестью болезни (собственной оценкой больным его состояния).

Представление о субъективной тяжести заболевания складывается из социально-конституциональных характеристик, к числу которых относятся пол, возраст и профессия индивида. Для каждой возрастной группы существует свой реестр тяжести заболевания – своеобразное распределение болезней по социально-психологической значимости и тяжести.

Так, в подростковом возрасте наиболее тяжелые психологические реакции могут быть вызваны не теми болезнями, которые являются объективно угрожающими сохранности организма с медицинской точки зрения, а теми, которые изменяют его внешний вид, делают его непривлекательным. Это обусловлено существованием в сознании подростка основной потребности – «удовлетворенности собственной внешностью».

Лица зрелого возраста более психологически тяжело будут реагировать на хронические и инвалидизирующие заболевания. «Это связано с системой ценностей и отражает устремленность человека зрелого возраста удовлетворять такие социальные потребности, как потребность в благополучии, благосостоянии, независимости, самостоятельности и пр.». В этом отношении с онкологическими заболеваниями связаны наиболее сильные переживания. Для пожилых и престарелых людей наиболее значимыми являются болезни, которые могут привести к смерти, потере трудо- и работоспособности.

К индивидуально-психологическим характеристикам, оказывающим влияние на специфику переживания заболевания, относятся особенности темперамента (в отношении следующих критериев: эмоциональность, переносимость боли, как признак эмоциональности, и ограничения движений и обездвиженности), а также особенности характера человека, его личности (мировоззренческие установки, уровень образования).

Существует типология способов реагирования на заболевание пациентом. Знание типа реагирования больного помогает подобрать адекватную стратегию взаимодействия с ним и его семьей, использовать соответствующие способы общения, мотивирования к лечению.

Типы психологического реагирования на тяжелое соматическое заболевание

Типология реагирования на заболевание А.Е.Личко и Н.Я. Иванова («Медико-психологическое обследование соматических больных») включает в себя 13 типов психологического реагирования на заболевание, выделенных на основе оценки влияния трех факторов: природы самого соматического заболевания, типа личности, в котором важнейшую составную часть определяет тип акцентуации характера и отношения к данному заболеванию в референтной (значимой) для больного группе.

В первом блоке находятся те типы отношения к болезни, при которых не происходит существенного нарушения адаптации:

  • Гармоничный: для этого типа реагирования характерна трезвая оценка своего состояния без склонности преувеличивать его тяжесть и без оснований видеть все в мрачном свете, но и без недооценки тяжести болезни. Стремление во всем активно содействовать успеху лечения. Нежелание обременять других тяготами ухода за собой. В случае неблагоприятного прогноза в смысле инвалидизации – переключение интересов на те области жизни, которые останутся доступными больному. При неблагоприятном прогнозе происходит сосредоточение внимания, забот, интересов на судьбе близких, своего дела.
  • Эргопатический: характерен «уход от болезни в работу». Даже при тяжести болезни и страданиях стараются во что бы то ни стало работу продолжать. Трудятся с ожесточением, с еще большим рвением, чем до болезни, работе отдают все время, стараются лечиться и подвергаться исследованию так, чтобы это оставляло возможность для продолжения работы.
  • Анозогнозический: характерно активное отбрасывание мысли о болезни, о возможных ее последствиях, отрицание очевидного в проявлении болезни, приписывание их случайным обстоятельствам или другим несерьезным заболеваниям. Отказ от обследования и лечения, желание обойтись своими средствами.

Во второй блок входят типы реагирования на болезнь, характеризующиеся наличием психической дезадаптации:

  • Тревожный: для этого типа реагирования непрерывное беспокойство и мнительность в отношении неблагополучного течения болезни, возможных осложнений, неэффективности и даже опасности лечения. Поиск новых способов лечения, жажда дополнительной информации о болезни, вероятных осложнений, методах лечения, непрерывный поиск «авторитетов». В отличие от ипохондрии более интересуют объективные данные о болезни (результат анализов, заключения специалистов), чем собственные ощущения. Поэтому предпочитают больше слушать высказывания других, чем без конца предъявлять свои жалобы. Настроение прежде всего тревожное, угнетенность – вследствие этой тревоги).
  • Ипохондрический: характерно сосредоточение на субъективных болезненных и иных неприятных ощущениях. Стремление постоянно рассказывать о них окружающим. На их основе преувеличение действительных и выискивание несуществующих болезней и страданий. Преувеличение побочного действия лекарств. Сочетание желания лечиться и неверия в успех, требований тщательного обследования и боязни вреда и болезненности процедур).
  • Неврастенический: характерно поведение по типу «раздражительной слабости». Вспышки раздражения, особенно при болях, при неприятных ощущениях, при неудачах лечения, неблагоприятных данных обследования. Раздражение нередко изливается на первого попавшегося и завершается нередко раскаянием и слезами. Непереносимость болевых ощущений. Нетерпеливость. Неспособность ждать облегчения. В последующем – раскаяние за беспокойство и несдержанность.
  • Меланхолический: характерна удрученность болезнью, неверие в выздоровление, в возможное улучшение, в эффект лечения. Активные депрессивные высказывания вплоть до суицидальных мыслей. Пессимистический взгляд на все вокруг, неверие в успех лечения даже при благоприятных объективных данных.
  • Эйфорический: характерно необоснованно повышенное настроение, нередко наигранное. Пренебрежение, легкомысленное отношение к болезни и лечению. Надежда на то, что «само все обойдется». Желание получать от жизни все, несмотря на болезнь. Легкость нарушения режима, хотя эти нарушения могут неблагоприятно сказываться на течении болезни.
  • Апатический: характерно полное безразличие к своей судьбе, к исходу болезни, к результатам лечения. Пассивное подчинение процедурам и лечению при настойчивом побуждении со стороны, утрата интереса ко всему, что ранее волновало.
  • Обессивно-фобический: характерна тревожная мнительность прежде всего касается опасений не реальных, а маловероятных осложнений болезни, неудач лечения, а также возможных (но малообоснованных) неудач в жизни, работе, семейной ситуации в связи с болезнью. Воображаемые опасности волнуют более, чем реальные. Защитой от тревоги становятся приметы и ритуалы.
  • Сенситивный: характерна чрезмерная озабоченность возможным неблагоприятным впечатлением, которое может произвести на окружающих сведения о своей болезни. Опасения, что окружающие станут избегать, считать неполноценным, пренебрежительно или с опаской относиться, распускать сплетни или неблагоприятные сведения о причине и природе болезни. Боязнь стать обузой для близких из-за болезни и неблагожелательность отношения с их стороны в связи с этим.
  • Эгоцентрический: характерен «Уход в болезнь», выставление напоказ близким и окружающим своих страданий и переживаний с целью полностью завладеть их вниманием. Требование исключительной заботы – все должны забыть и бросить все и заботиться только о больном. Разговоры окружающих быстро переводятся «на себя». В других, также требующих внимания и заботы, видят только «конкурентов» и относятся к ним неприязненно. Постоянное желание показать свое особое положение, свою исключительность в отношении болезни.
  • Паранойяльный: характерна уверенность, что болезнь – результат чьего-то злого умысла. Крайняя подозрительность к лекарствам и процедурам. Стремление приписывать возможные осложнения лечения и побочные действия лекарств халатности или злому умыслу врачей и персонала. Обвинения и требования наказаний в связи с этим.
  • Дисфорический (характерно тоскливо-озлобленное настроение).

Взаимодействие с некоторыми из таких пациентов может приносить врачу выраженный психологический дискомфорт. Но знание психологических оснований этого типа поведения пациента поможет врачу лучше понимать его потребности, ожидания, страхи и эмоциональные реакции, оптимально организовывать процесс взаимодействия с ним, использовать определенные инструменты влияния. Важно понимать, что, даже демонстрируя полное безразличие к исходу лечения, пациент больше всего хочет услышать слова надежды и нуждается в укреплении его веры в лучшее. Пациенты, непрерывно тревожащиеся о своем состоянии, нуждаются в спокойном, оптимистичном и внимательном разговоре с врачом, а пациенты, демонстрирующие реакции агрессии к окружающим и врачу – авторитетной уверенной позиции врача, которая поможет справиться со скрываемым в душе сильнейшим страхом за свою жизнь.

Таким образом, понимание типа реагирования больного на заболевание поможет сделать союз врача и пациента более эффективным, способствующим психологическому благополучию обоих участников лечебного процесса.

Психология рефлексии: проблемы и исследования

В современной психологии наблюдается как интенсивный рост экспериментальных и прикладных исследований рефлексивных процессов (см.: Вопросы психологии, 1983, No 5, с.17-173), так и углубленный анализ их теоретических оснований. В целом это свидетельствует о выделении и становлении такой особой области знания, как психология рефлексии (см.: Вопросы психологии, 1984, No 5, с. 169-170). Если раньше рефлексия была лишь объяснительным принципом функционирования психических процессов или привлекалась в качестве категориального средства для обоснования теоретических концепций психического развития в работах Б. Г. Ананьева, П. П. Блонского, Л. С. Выготского, А. Н. Леонтьева, СЛ. Рубинштейна и других исследователей, то теперь она выступает еще и особым психологическим предметом экспериментального изучения, оснащенного специально разработанными для этого методами. Эффективность их использования для решения ряда прикладных задач в области педагогической, возрастной, инженерной, социальной и патопсихологии свидетельствует об органичной связи психологии рефлексии с уже существующими психологическими традициями и о ее все возрастающем влиянии на их развитие в условиях НТР.

В связи с этим назрела необходимость в проведении анализа проблем, в выделении основных направлений психологии рефлексии, в систематизации полученных в них результатов и обобщении ее достижений как в теоретико-методическом, так и в экспериментально-прикладном плане. Задача настоящей статьи ограничена выделением и анализом основных аспектов психологического изучения рефлексии, которые акцентируются в ее теоретических трактовках. Конструктивное решение этой задачи предполагает краткую характеристику общенаучного и философского контекста развития проблематики рефлексии, а также истории ее собственно психологического изучения как в зарубежной, так и в отечественной психологии. Итогом же теоретического обобщения проанализированных проблем и направлений их исследования должно стать определение ключевых представлений о механизмах рефлексии как особой психологической реальности и показ перспективы их реализации в прикладных разработках, в том числе в психолого-педагогической практике. Указанная логика решения задачи данной статьи и определяет ее структуру.

1. Философские и общенаучные предпосылки психологического изучения рефлексии

В связи с интенсификацией процессов дифференциации и интеграции знаний в условиях НТР всевозрастающую роль в познании играет методологическая рефлексия, во многом определяя эффективность конкретно-научных изысканий. Этот процесс отражается в наблюдаемом в настоящее время изменении философской трактовки рефлексии (В. А. — Лекторский, А. П. Огурцов и др.).

В классической немецкой философии рефлексия рассматривалась как анализ наукой собственных средств познания или особый вид теоретической ретроспекции и ассоциировалась с гносеологической проблематикой обоснования истинности знаний. В настоящее же время представления о рефлексии получили дальнейшее развитие. Они активно привлекаются для обоснования или решения таких, например, методологических проблем, как организация междисциплинарных исследований, перспективная разработка средств комплексного изучения и проектирования системных объектов, оптимизация управления большими системами (9), (17), (18). Тем самым помимо традиционной, ретроспективной функции рефлексии — критического анализа, логического обоснования, обобщенной систематизации накопленного наукой знания — реализуется ее конструктивная, творческая функция — позитивной разработки ценностей, целей, программ и средств самой научной деятельности, в которой и добываются эти знания [20], [31].

Границы применимости категории рефлексии существенно расширились: она активно используется не только на философском, но и на общенаучном уровне, выступая в качестве либо методологического средства междисциплинарных разработок и неклассических направлений современной науки (теория рефлексивных игр и т. п.), либо объяснительного принципа для ряда общественных и гуманитарных дисциплин (искусствоведения, социологии, лингвистики, логики и др.). Заслуживает пристального внимания и соответствующего анализа также и тот факт, что рефлексия выступает и в качестве особого предмета научного изучения [18), в том числе и психологического [5], [7], [10], [13], [14], [17], [21], [27], [28], [29], [30]. Понятие рефлексии является уже не только философским и общенаучным, но также и специально-научным, в частности психологическим, понятием. Этот факт с особой остротой ставит проблему вычленения собственно психологического содержания данного понятия, тем более что обращение психологии к проблематике рефлексии определяется не только современными общенаучными предпосылками, связанными с запросами практики, но и имеющейся внутри-психологической предысторией и традициями изучения механизмов со знания, познавательных процессов и самосознания личности в их социальной обусловленности.

В связи с этим перейдем к краткой характеристике становления проблематики рефлексии в истории психологии.

2. Исследования рефлексии в зарубежной психологии

Процесс становления психологии (в лице аналитического структурализма, функционализма, вюрцбургской школы и других направлений) в качестве самостоятельной дисциплины с ориентацией на естественнонаучную методологию таких наук, как физика, биология, физиология (см [3]. [4], [31] и др.) на рубеже XIX — XX вв. сопровождался (см. [21; 159 — 162]) вытеснением из психологической проблематики методических приемов рефлексии (в виде различных способов самонаблюдения) и даже самого ее понятия, инициированного в психологию ранее еще в пору развития ее в лоне философии [19].

Инерцию такого развития зарубежной психологии преодолел — да и то на время — лишь А. Буземан (1925, 1926), который, пожалуй, первый из психологов предложил выделить исследования по рефлексии и само сознанию в особую область и назвать ее психологией рефлексии (см. по [4; 228]). Основной результат его работ, по оценке Л. С. Выготского, состоит в экспериментальном доказательстве того, что «рефлексия и основанное на ней самосознание подростка представлены в развитии» [4; 231]. А. Буземан трактует рефлексию как «всякое перенесение переживания с внешнего мира на самого себя» (цит. по [4; 228]).

Наиболее отчетливо указанная тенденция к вытеснению рефлексии из психологии исторически восходит к бихевиоризму, который вообще отказался от такой категории, как сознание. Соответственно в психологии поведения не оказалось места и для понятия рефлексии. Концепции бихевиоризма в различных своих модификациях (в частности, в лице необихевиоризма и отчасти когнитивизма) доминировали в американской психологии вплоть до последней трети XX в.

Вместе с тем параллельно с бихевиоризмом в зарубежной психологии начинали развиваться и другие направления (гештальтпсихология, женевская школа, фрейдизм, гуманистическая психология и др.), постоянно критиковавшие его за отрицание роли, сознания в регуляции и организации поведения человека. В последние десятилетия это критическое отношение к бихевиоризму как к исчерпавшей себя парадигме психологического мышления приобрело фронтальный характер, в чем конструктивную роль сыграли работы советских психологов [3], [4], [6], [12], [13], [24] и др. Это и послужило одной из основных предпосылок возобновления интереса в зарубежной психологии, особенно в метакогнитивизме, к изучению рефлексии как особой психической реальности. В одних случаях в рамках данного подхода психические процессы, управляющие переработкой информации, прямо отождествляются с иерархически организованной рефлексивной регуляцией познавательной активности, в других рефлексии отводится место одного из множества этих процессов [26], [27], [30]. Общий же интеллектуалистический смысл метакогнитивистского понятия рефлексии выражен в ее определении Д. Дернером, считающим, что рефлексия — «это способность думать о своем собственном мышлении с целью его совершенствования» [26; 102]. Сторонники метакогнитивизма часто относят к своему направлению и Ж. Пиаже, последние работы которого были посвящены также изучению развития рефлексивного мышления у ребенка, в частности его способности к рефлексивной абстракции [29]. Ж. Пиаже трактует рефлексивное мышление как процесс, осуществляющийся на основе знания субъектом логических законов связи объекта с направленным на него действием и на основе осознания необходимости такой связи. Осознание представляет собой процесс концептуализации, т. е. реконструкции схемы действия и преобразования ее в понятие. Механизм такого рода осознания связан с физической и логико-математической абстракциями. Первая (эмпирическая) обеспечивает содержательно-предметное наполнение концепта, а вторая (собственно рефлексивная — как отраженная от непосредственного действия) осуществляет схематическую реконструкцию этого содержания и его развитие в понятие в процессе интериоризации. Периодизация онтогенеза рефлексивного мышления рассматривается Ж. Пиаже по аналогии с периодизацией развития интеллекта ребенка. По его мнению, логическая связь объекта и действия становится вполне рефлектируемой лишь на стадии формальных операций [29].

С нашей точки зрения, отнесение представителями метакогнитивизма к своему направлению исследований Ж. Пиаже следует считать весьма условным, поскольку его методологическая и теоретическая позиции совершенно самостоятельны [3], [4], [24] и выработаны чуть ли не на полвека раньше появления первой работы по метакогнитивизму — исследования Дж. Флейвелом метапамяти (см. по [27]). Оценивая в целом характер исследований рефлексии в метакогнитивизме, следует отметить их интеллектуалистическую ориентацию в теоретическом плане, присущую большинству исследований мышления в зарубежной психологии, а также их близость к методологии информационного подхода, уподобляющей психику человека информационным процессам в ЭВМ.

3. Исследование рефлексии в советской психологии

Развитие в отечественной психологии конкретно-экспериментальных работ, посвященных изучению рефлексии, было подготовлено проработкой данного понятия И. М. Сеченовым, Б. Г. Ананьевым, П. П. Блонским, Л. С. Выготским, С.Ж. Рубинштейном и другими сначала на теоретическом уровне психологического знания в качестве одного из объяснительных принципов организации и развития психики человека, и прежде всего ее высшей формы — самосознания. И сейчас понятие «рефлексия» привлекается в качестве объяснительного принципа для раскрытия психологического содержания различных феноменов и фактов, получаемых в экспериментальных исследованиях конкретных предметов психологического изучения: мышления [6], [7], [10], [18], [20], [31] и др., памяти [И], [14], [18], сознания [4], [5], [14], [17], [21], [22], личности [4], [5], [8], [28], общения [1], [2], [12] и т. п.

Так, например, Б. В. Зейгарник, объясняя мотивационные нарушения мышления при шизофрении, отмечает важное значение в развитии этой патологии нарушений опосредствования и саморегуляции, связанных «с самосознанием человека, с его самооценкой, с возможностью рефлексии» [8; 12]. Б. Ф. Ломов, характеризуя общение как подвижную, развивающуюся систему, отмечает, что «важные его моменты — эмпатия и рефлексия» [12; 13]. Интегративную функцию рефлексии по отношению к различным психологическим предметам и к областям практики выделяет А. М. Матюшкин: «Изучение структуры и условий формирования рефлексивных механизмов саморегуляции мышления позволило исследовать мышление как включенное во все жизненные ситуации — общение, игру, учение, профессиональную деятельность человека» [13; 12]. Это же отмечается и О. К. Тихомировым: «Мышление — необходимый компонент рефлексии личности и само становится объектом этой рефлексии» [24; 4].

Помимо этого в ряде экспериментальных исследований рефлексия выступает не только как существенный компонент какого-либо другого предмета (например, мышления, протекающего по 4, выделенным И. Н. Семеновым [9; 27-61], уровням: личностному, рефлексивному, предметному и операциональному, взаимодействие которых изучено в цикле экспериментальных исследований [9; 27-153]; [28], [31] и др.), но и как предмет специального психологического изучения, например: в исследовании Н. И. Гуткиной рефлексивных ожиданий личности [5], М. М. Муканова — специфики рефлексии у представителей «традициональной культуры» [14], А. В. Захаровой, М. Э. Боцмановой [7] и Е. Р. Новиковой [15] — возрастных особенностей рефлексии. При этом в зависимости от той области, в которой проводится психологическое исследование, выделяется та или иная «грань» рефлексии, акцентируется тот или иной ее аспект. Это является, с одной стороны, необходимым моментом процесса все более глубокого изучения рефлексии, а с другой — приводит иногда к чрезмерному сужению границ данного понятия через акцентирование лишь одного какого-либо аспекта при абстрагировании от других.

В целом анализ отечественных конкретно-экспериментальных работ, посвященных изучению рефлексии, показывает [23], что она исследуется в четырех основных аспектах: кооперативном, коммуникативном, личностном и интеллектуальном. При этом первые два аспекта выделяются в исследованиях коллективных форм деятельности и опосредствующих их процессах общения, а другие два — в индивидуальных формах проявления мышления и сознания. Эта акцентировка позволяет, с одной стороны, различить коллективную и индивидуальную формы осуществления рефлексии, а с другой — указать области психологии и пограничных с ней наук, в которых преимущественно изучается тот или иной аспект рефлексии. Исходя из этого, рассмотрим наиболее распространенные определения рефлексии, формулируемые в контексте проблематики той или иной области психологии. Кроме того, отметим важность прямого цитирования конкретных дефиниций, поскольку это позволит, во-первых, уловить реальную противоречивость в существующих трактовках рефлексии, а во-вторых, оттенить именно психологическую содержательность понятия рефлексии в отличие от ее собственно философских трактовок. К последним, в частности, можно отнести такие определения рефлексии, как: 1) способность разума обращать свой «взор на себя; 2) мышление о мышлении; 3) анализ знания с целью получения нового знания или преобразования знания неявного в явное: 4) самонаблюдение за состоянием ума или души; 5) выход из поглощенности жизнедеятельностью; 6) исследовательский акт, направляемый человеком на себя, и т. п. (см.: Философская энциклопедия. Т. 4. М., 1967, с. 499-502) [5], [18], [19].

На выявление специфики кооперативного аспекта рефлексии направлены работы Н. Г. Алексеева, В. В. Рубцова, А. А, Тюкова [18; 100, 115, 229], Г. П. Щедровицкого [25] и др. Эти исследования имеют прямое отношение к психологии управления и ведутся в таких пограничных с ней прикладных науках и областях практики, как педагогика, проектирование, дизайн, эргономика, спорт. Психологические знания о кооперативном аспекте рефлексии обеспечивают, в частности, проектирование коллективной деятельности с учетом необходимости координации профессиональных позиций и групповых ролей субъектов, а главное, кооперации их совместных действий. При этом рефлексия трактуется как «высвобождение» субъекта из процесса деятельности, как его «выход» во внешнюю позицию по отношению к ней [25; 23].

Естественно, что при таком подходе акцент ставится на результатах рефлексии, а не на ее процессуальных механизмах или на индивидуальных различиях в их проявлении.

На выявление специфики коммуникативного аспекта направлены преимущественно социально-психологические исследования Н. И. Гуткиной, И. Е. Берлянд, К. Е. Данилина, А, В. Петровского, Л. А. Петровской и других, а также некоторые инженерно-психологические работы (см., например, [17; 243-270]). В них рефлексия рассматривается как существенная составляющая развитого общения и межличностного восприятия, которая характеризуется А. А. Бодалевым как специфическое качество познания человека человеком [2; 42 — 43]. Давая социально-психологическое определение понятия «рефлексия», Е. В. Смирнова и А. П. Сопиков отмечают, что «размышление за другое лицо, способность понять, что думают другие лица, называется рефлексией» [22; 142]. Вместе с тем Г. М. Андреева, еще более конкретизируя понятие «рефлексия «, подчеркивает, что «в социальной психологии под рефлексией понимается осознание действующим индивидом того, как он воспринимается партнером по общению» [1; 145], при этом предупреждает, что «здесь слово «рефлексия» употребляется… в несколько условном смысле» [1; 145].

Экспериментальному исследованию личностного аспекта рефлексии посвящены работы Н. И. Гуткиной [5], Е. Р. Новиковой [15], И. Н. Семенова и С. Ю. Степанова [21], А. Б. Холмогоровой, В. К. Зарецкого и др. [26]. Центральным для большинства этих работ является понимание рефлексии как процесса переосмысления [20], как механизма «не только дифференциации в каждом развитом и уникальном человеческом «я» его различных подструктур (типа: «я» — физическое тело», «я» — биологический организм», «я» — социальное существо», «я» — субъект творчества» и др.), но и интеграции «я» в неповторимую целостность…» (Вопросы психологии, 1983, No 2, с. 38). На основе различения в личности функций «я—исполнителя» и «я-контролера» Ю. Н. Кулюткин, например, объясняет необходимость в рефлексивной регуляции человеком собственного поведения, когда ему «приходится переделывать сложившийся способ действия» [10; 25].

В контексте изучения когнитивных процессов Н. Г. Алексеевым (см. [9]), Л. Ф. Берцфаи, Л. Л. Гуровой, А. З. Заком (см. [18]) и другими ведутся исследования интеллектуального аспекта рефлексии. Ориентированные в этом направлении работы явно преобладают в общем объеме публикаций, отражающих разработку проблематики рефлексии в психологии, (см. [6J, [7], 19J, [18] и др.). В. В. Давыдов определяет рефлексию как умение субъекта «выделять, анализировать и соотносить с предметной ситуацией собственные действия» [6; 687]. Здесь рефлексия, по сути дела, рассматривается в своем интеллектуальном аспекте. Такое ее понимание служит одним из оснований, позволяющих раскрыть представления о психологических механизмах теоретического мышления и реализовать их в возрастной и педагогической психологии, например, в работах А. В. Захаровой и М. Э. Боцмановой [7], А.3.3ака (см. [18]).

Важным во всех приведенных выше дефинициях является то, что они в своей целокупности определяют многообразие содержаний, выступающих в качестве предметов, на которые может быть направлена рефлексия. Так, субъект может рефлексировать: а) знания о ролевой структуре и позициональной организации коллективного взаимодействия; б) представления о внутреннем мире другого человека и причинах тех или иных его поступков; в) свои поступки и образы собственного «я» как индивидуальности; г) знания об объекте и способы действия с ним. Соответственно и различаются: а) кооперативный, б) коммуникативный, в) личностный, г) интеллектуальный типы рефлексии [23].

Вместе с тем анализ направлений исследований, посвященных психологическому изучению различных аспектов рефлексии, показывает, что формулируемые в них определения рефлексии практически не только довольно мало соприкасаются друг с другом, но порой противоречат друг другу, поскольку исходят из различных методологических ориентации [31]. При этом с теоретической точки зрения наиболее существенными являются различия, касающиеся представления о психологических механизмах процесса рефлексии.

4. Основные психологические модели механизмов рефлексии

В исследованиях, ориентирующихся на методологию кибернетического и информационного подходов в психологии, механизм рефлексии уподобляется «обратной связи». Эта концептуализация имеет своим прототипом физиологические представления о нервно-рефлекторной активности мозга как сложно организованной органической системы. При таком натуралистическом понимании, на наш взгляд, упускается из виду качественная специфика рефлексии как отличительного свойства собственно человеческой — социально детерминированной, сознательной — психики.

Для психологических исследований, ориентирующихся на методологию логико-гносеологического и социологического знания, общий механизм рефлексии описывается в виде модели «рефлексивного выхода» [25] субъекта за пределы совершаемого в деятельности или «установления отношения» между се различными структурными образованиями (производными от позиций участвующих в ней кооперантов) с целью преодоления возникающих в ней «разрывов» и остановок [9; 138-139], [18; 115-116]. Выход субъекта в метаплан деятельности (т. е. в план тех принципов, которые лежат как бы вне ее и вместе с тем которые регулируют ее протекание или на которых она строится) осуществляется либо через занятие по отношению к ней внешней позиции, либо через осознание норм, исходных абстракций, и категорий мышления, или экспликацию эталонов оценки и контроля действия, или выделение ориентиров и инвариантов деятельности. Рефлексивное восполнение «разрывов» в деятельности обеспечивает ее воспроизводство и репродукцию в сходных условиях. Эта «метадеятельностная» модель рефлексии неявно предполагает в качестве своего основания допущение о том, что субъект разрешает возникающие перед ним проблемы всегда как бы репродуктивно и ретроспективно (недостаточность такого понимания, как говорилось выше, уже выявлена в современных философских работах по рефлексии [18; 113-115], [19], [20]), т. е. через поиск и реализацию уже наличествующих в социокультурном контексте средств или через их осознание в процессе деятельности. Творческие же возможности человека при этом ограничиваются количеством потенциально возможных комбинаций уже имеющихся средств и знаний. С психологической точки зрения это, по существу, означает, что рефлексия не может обеспечить порождение качественно новых психических образований. Характерно, что рассмотренная модель рефлексивного механизма как метадеятельностного образования, по существу, построена при абстрагировании от его личностно-смысловой обусловленности, а это, к сожалению, сужает объяснительный потенциал данной модели в психологических исследованиях.

Момент личностно-смысловой обусловленности становится центральным при ином понимании механизма рефлексии, а именно как переосмысления и перестройки субъектом содержаний своего сознания, своей деятельности, общения, т. е. своего поведения, как целостного отношения к окружающему миру. В процессе переосмысления выделяются 5 этапов (фаз): 1) актуализация смысловых структур «я» при вхождении субъекта в проблемно-конфликтную ситуацию и при ее понимании; 2) исчерпание этих актуализировавшихся смыслов при апробировании различных стереотипов опыта и шаблонов действия; 3) их дискредитация вплоть до полного обессмысливания в контексте обнаруженных субъектом противоречий; 4) инновация принципов конструктивного преодоления этих противоречии через осмысление целостным «я» проблемно-конфликтной ситуации и самого себя в ней как бы заново — собственно фаза «переосмысления»; 5) реализация этого заново обретенного целостного смысла через последующую реорганизацию содержаний личного опыта и действенное, адекватное преодоление противоречий проблемно-конфликтной ситуации. Личностно-смысловой механизм рефлексивного процесса в общем виде описан нами (см.: Вопросы психологии, 1983, No 2, с. 39-42) как последовательная смена типов осуществления «я» (репродуктивного, регрессивного, кульминационного, прогрессивного, продуктивного) в проблемно-конфликтной ситуации и исследован на материале содержательно-смыслового анализа дискурсивного решения творческих задач [21; 163-169].

Подчеркивание в рассмотренной модели рефлексии ее связи с творческим выражением личности является принципиальным, поскольку именно при таком понимании открывается перспектива конструктивного преодоления отмеченной ранее противоречивости в трактовках рефлексии. Это возможно на основе комплексного подхода к изучению проблематики психологии творчества, конструктивность которого убедительно показана Я. А, Пономаревым [9; 11-19], [16], так как именно в творчестве человек осуществляет себя не как частичный субъект, а как целостная, саморазвивающаяся личность. Такой комплексный подход позволяет системно рассматривать рефлексию, экспериментально исследовать отдельные ее аспекты как взаимообусловленные типы рефлексии, одновременное взаимодействие которых определяет динамику и продуктивность творческого процесса. Принципы, позволяющие дифференцировать различные типы рефлексии, как уже говорилось выше, основываются на учете той предметной действительности, которая отражается, рефлексируется и преобразуется субъектом.

5. Типология рефлексии и возможности ее использования на практике

Развиваемое нами [23] представление о 4 типах рефлексии как способах переосмысления субъектом содержаний своего сознания, деятельности, общения позволяет конструктивно разрабатывать средства анализа психологических проблем, относящихся к различным областям практики. Обратимся в связи с этим к такому примеру, как анализ оперативного мышления, все более выявляющего в условиях НТР черты творчества.

В связи с усложнением оперативной деятельности, развитием не только ее индивидуальных, но и коллективных форм увеличивается вероятность возникновения нестандартных, нештатных ситуаций, требующих от оператора перестройки стереотипов принятия решения, т. е. осуществления фактически творческого мышления. Механизмом, обеспечивающим принятие решения как творческого процесса, является переосмысление и реорганизация оперативной деятельности. Различные нештатные ситуации, задавая направленность и содержательную специфику рефлексии оператора при принятии решения, определяют типы самой рефлексии.

Так, при возникновении в нештатной ситуации противоречия между образно-концептуальной моделью объекта управления и вновь поступающей о нем информации возникает необходимость в осуществлении оператором интеллектуальной рефлексии. Функция данного типа состоит в переосмыслении и преобразовании исходной образно-концептуальной модели объекта в более адекватную на основе новой информации о нем. В нештатной ситуации, связанной с противоречием между данными оператору инструкциями, предписывающими конкретные, регламентированные способы его личностного осуществления (например, как простого исполнителя этих инструкций), и теми реа1ьными требованиями ситуации, которые определяют необходимость не только частичного отклонения от какой-либо инструкции, но и полного отказа от нее как от неадекватной, принятие решения осуществляется оператором на основе личностной рефлексии. Функция данного типа — в самоопределении оператора и в обосновании им собственного личностного права на отклонение от заданной инструкции и на компенсацию ее недостаточности новой самоинструкцией с учетом особенностей нештатной ситуации. При возникновении же в ситуации противоречия между представлениями о другом субъекте совместной оперативной деятельности и теми вновь раскрывающимися его индивидуальными психологическими чертами (учет которых необходим для успешной координации усилий) принятие решения должно быть обусловлено коммуникативной рефлексией. Ее функция состоит в смене представлений о другом субъекте на более адекватные для данной ситуации. В иных ситуациях противоречия возникают при столкновении уже сложившихся норм организации коллективного взаимодействия операторов с условиями, требующими их преобразования, т. е. реорганизации конкретных способов кооперации участников оперативной деятельности. Преодоление данного вида противоречий в процессе принятия решения происходит на основе кооперативного типа рефлексии. Его функция состоит в переосмыслении и реорганизации коллективной деятельности.

Вместе с тем при разработке средств инженерно-психологического обеспечения оперативной деятельности в нештатных ситуациях следует учитывать также различие между двумя формами осуществления рефлексии: коллективной и индивидуальной. При коллективной оперативной деятельности обычно имеет место симультанное (а в негативном случае — синкретичное, неразвитое) осуществление всех типов рефлексии. При индивидуальной же оперативной деятельности, наоборот, — их разворачивание сукцессивным образом, что в негативном случае приводит к полной автономизации типов рефлексии, т. е. к распаду целостности оперативной деятельности и порождению стрессового состояния у оператора. Таким образом, учет и анализ специфики рассмотренных типов, форм и функций рефлексии в процессе принятия решения различной степени сложности служит одной из предпосылок для разработки эффективных средств по оптимизации оперативной деятельности в нештатных ситуациях.

Аналогичным образом проведенное различение 4 типов рефлексии можно конкретизировать применительно к другим областям практики, например педагогической. Для совершенствования процесса обучения и умственного воспитания также необходим учет специфики этих типов рефлексии в различных ситуациях развития творческого мышления, связанных с использованием задач на соображение или на смекалку. Так, если учащийся индивидуально решает задачу, например, при подготовке домашних заданий, то для осуществления успешного мыслительного процесса может быть достаточно интеллектуальной рефлексии. Когда же задача решается в присутствии реферантного лица (т. е. преподавателя или более успевающего ученика при выполнении контрольной работы), но без реального общения и взаимодействия с ним в виде помощи в поиске решения, то в мыслительный процесс помимо интеллектуальной рефлексии вовлекается еще и личностная рефлексия. Если же поиск решения осуществляется в процессе непосредственного общения с другими учениками (например, при групповой дискуссии на факультативных занятиях), то включается также и коммуникативная рефлексия. Когда этот процесс организуется учителем (в ситуациях проблемного или игрового обучения), то помимо интеллектуального, личностного, коммуникативного типов рефлексии осуществляется также и кооперативная рефлексия.

Выделение типов рефлексии в этих ситуациях позволяет определить уровни сложности педагогической деятельности в зависимости от тех рефлексивных процессов, которые осуществляются учащимися. Так, очевидно, что в первом случае деятельность педагога характеризуется минимальным уровнем сложности, поскольку ему приходится учитывать специфику лишь одного типа рефлексивных процессов, а в последнем, наоборот, — максимальным. Таким образом, для развития у учащихся творческого мышления и культуры умственного труда во всех этих ситуациях необходимо разрабатывать психолого-педагогические средства как для направленной активизации какого-либо одного из этих типов рефлексии, так и для культивирования всех их одновременно с тем, чтобы оптимизировать из взаимодействие.

При этом следует учитывать, что в результате одновременного разворачивания нескольких типов рефлексии, т. е. в их взаимодействии, возникают качественно различные и более сложные психические новообразования, чем при функционировании лишь одного типа рефлексии. Так, при взаимодействии, например, личностной и коммуникативной (или «межличностной», как ее называют Н. И. Гуткина [5] и ряд других исследователей) рефлексии возникают такие специфические для подросткового возраста новообразования, как «рефлексивные ожидания», т. е. представления о том, как сам субъект рефлексии воспринимается другими людьми [5]. Примером учета специфики взаимодействия личностной и интеллектуальной рефлексии служит проведенное нами исследование [21] по развитию мышления при индивидуальном решении творческих задач, где психолого-педагогические воздействия осуществлялись в контексте диалогического взаимодействия испытуемого с экспериментатором и были направлены прежде всего на культивирование у учащегося двух указанных типов рефлексии (см.: Вопросы психологии, 1983, No 2, с. 40-42). Кроме того, нами совместно с Е. Р. Новиковой обнаружено, что эффективность индивидуального творческого мышления зависит от возрастных особенностей и развития этих двух типов рефлексии [15].

Итак, проведенный анализ психологических проблем и исследований рефлексии выявил в них 4 основных направления, каждое из которых концентрируется на каком-либо одном типе такой психологической реальности, как рефлексия. Вместе с тем рассмотренные примеры из практики педагогической и инженерной психологии, связанные с актуализацией и культивированием творческих возможностей человека в проблемно-конфликтных ситуациях, показывают необходимость разработки специальных методов изучения всех четырех типов рефлексии в едином процессе их активного взаимодействия как специфических психических образований. Разработка таких методов составляет, на наш взгляд, важную перспективу развития психологического знания в условиях современной НТР, его действенности в различных областях практики, как резерв ее интенсификации.

1. Андреева Г. М. Современная социальная психология. — М., 1981. — 361 с.

2. Бодалев А. А. Личность и общение. — М., 1983. — 272 с.

3. Брушлинский А. В. Деятельность, действие и психическое как процесс. — Вопросы психологии, 1984, No 5, с. 17 — 29.

4. Выготский Л. С. Собрание сочинений. Т 4. — М., 1984. — 433 с.

5. Гуткина Н. И. О психологической сущности рефлексивных ожиданий. — В кн.: Психология личности: теория и эксперимент. М., 1982, с. 100 — 108.

6. Давыдов В. В. О двух основных путях развития мышления школьников. — В кн.: Материалы ГУ Всесоюзного съезда Общества психологов СССР. Тбилиси, 1971, с. 686 — 687.

7. Захарова А. В., Боцманова М. Э. Особенности рефлексии как психического новообразования в учебной деятельности. — В кн.: Формирование учебной деятельности школьников. М., 1982, с. 152 — 162.

8. Зейгарник Б. В. Опосредствование и саморегуляция в норме и патологии. — Вестник МГУ. Серия 14 «Психология», 1981, с. 9 — 14.

9. Исследование проблем психологии творчества / Под ред. Я.А. Пономарева. — М., 1983, — 336 с.

10. Кулюткин Ю. Н. Рефлексивная регуляция мыслительных действий. — В кн.: Психологические исследования интеллектуальной деятельности. М., 1979, с. 22 — 28.

11. Лактионов А. Н. О рефлексивном компоненте мнемического действия. — В кн.: Категории, принципы и методы психологии. М., 1983, с. 455.

12. Ломов Б. Ф. Проблема общения в психологии. — В кн.. Проблема общения в психологии. М., 1981, с. 3 — 18.

13. Матюшкин А. М. Основные направления исследований мышления и творчества. — Психологический журнал, 1984, т. 5, No 1, с. 9 — 17

14. Муканов М. М. Исследование когнитивной эмпатии и рефлексии у представителей традициональной культуры. — В сб.: Исследование речемысли и рефлексии. Алма-Ата, 1979, с. 54 — 74.

15. Новикова Е. Р. Особенности рефлексивных механизмов мышления у школьников подросткового возраста. — Вестник МГУ. Серия 14 «Психология», 1984, No 4, с. 71 — 72,

16. Пономарев Я. А. Методологическое введение в психологию. — М., 1983. — 205 с.

17. Проблемы эвристики / Под ред. Б. Н. Пушкина. М., 1969. — 272 с

18. Рефлексия в науке и обучении, — Новосибирск, 1984.

19. Семенов И. Н. Душа. — В кн.: БСЭ. 3-е изд., 1971, т. 8, с. 554; Индивидуальность. — В кн.: БСЭ. 3-е изд., 1972, т. 10, с. 188.

20. Семенов И. Н., Степанов С. Ю. Типы и функции рефлексии в научном мышлении. — В кн.: Проблемы рефлексии в научном познании. Куйбышев, 1983, с. 76 — 82.

21. Семенов И. Н., Степанов С. Ю. Проблема предмета и метода психологического изучения рефлексии. — В кн.: Исследование проблем психологии творчества. М., 1983, с. 154 — 182.

22. Смирнова Е. В., Сопиков А. П. Рассуждение о рассуждениях (рефлексивность сознания личности). — В кн.: Социальная психология личности. Л., 1973, с. 140 — 149.

23. Степанов С. Ю., Семенов И. Н., Новикова Е. Р. Типы и функции рефлексии в организации принятия решения оператором. — В кн.: Проблемы инженерной психологии. Вып. 2. Л., 1984, с.127 — 129.

24. Тихомиров О. К Психология мышления. — М., 1984. — 272 с.

25. Щедровицкий Г. П. Коммуникация, деятельность, рефлексия. — В кн.: Исследования речемыслительной деятельности. Алма-Ата, 1974, с. 12-28.

26. Domer P. Self-reflection and problem-solving. In: Human and artificial intelligence. — Berlin, 1978, p. 101 — 107.

27. Flavell J. H., Wellman H. M. Metamemory. — In: Kail R. V. and Hag-en G. W. (Eds.) Perspectives on the development of memory and cognition. Hillsdale, N. Y.: Erlbaum, 1977, p. 3 — 34.

28. Kholmogorova А. В., Zaretskii V. K., Semenov I. N. Reflective-personal regulation of normal and pathological goal formation. Soviet psychology, 1982, 20 (4), p. 79 — 97.

29. Piaget J. Recherches sur 1abstraction reflechissantes. Paris, PUF, 1977, vol. I, II, 326 p.

30. Reither F. Selfreflective cognitive processes: Its characteristics and effects. — In: XXII-nd International Congress of Psychology, v. I, Leipzig, 1980, p. 229.

31. Semenov I. N., Stepanov S. Y. Methodological orientation in psychology of creative thinking, — In: Logic, methodology and philosophy of science. Sections 6, 8 — 13., Moscow, 1983, p. 158 — 161.

Вопросы психологии No 3, 1985, с. 31-40.

знаний | Психология вики | Фэндом

Оценка |
Биопсихология |
Сравнительный |
Познавательная |
Развивающий |
Язык |
Индивидуальные различия |
Личность |
Философия |
Социальные |
Методы |
Статистика |
Клиническая |
Образовательная |
Промышленное |
Профессиональные товары |
Мировая психология |

Индекс философии:
Эстетика ·
Эпистемология ·
Этика ·
Логика ·
Метафизика ·
Сознание ·
Философия языка ·
Философия разума ·
Философия науки ·
Социальная и политическая философия ·
Философия ·
Философы ·
Список списков


Персонификация знания (греч. Επιστημη, эпистема) в библиотеке Цельса в Эфесе, Турция.

Знание — это то, что известно, в отличие от того, что не известно человеку. Это продукт мышления или мысли, который обычно использует или работает с такими понятиями, как истина, вера и мудрость. Определение знания должно соответствовать предпосылкам определения и отражать природу (или дальнейшие особенности или дескрипторы) знания. Поэтому лучший способ дать определение знания — взять аналогию и использовать ее в качестве модели для определения знания.

Удобная аналогия — определение числа. Число — это абстрактная сущность, которая представляет счет или измерение. Таким образом, знание — это собирательное название для абстрактных сущностей, которые представляют собой конечный результат сложных когнитивных процессов, таких как восприятие, обучение, общение, ассоциация и рассуждение, происходящих из разных дисциплин, использующих разные парадигмы для описания реальности и опыта. Ненаучно звучащий термин для такого умственного упражнения называется разбиением на части — процессом, с помощью которого мы получаем разные результаты, наблюдая одно и то же.Термин «знание» также используется для обозначения уверенного понимания предмета, потенциально с возможностью использовать его для определенной цели.

Считается, что знания приобретаются или создаются посредством ознакомления, поскольку то, что известно, становится нам знакомым. Знакомство рождается через дифференциацию и изощренность и обычно работает с небольшими группами людей, которые разделяют один и тот же социальный опыт, состоящий в основном из навыков и компетенций профессии или профессии и общего языка, что означает словарный запас и прагматику одного и того же. , два основных фактора, связанных и связанных при определении знания.

Утверждая, что знание — это то, что мы знаем, а не то, что мы не знаем, мы фактически участвуем в определении онтологии, вероятно, самого высокого или начального уровня, как в Библии, или в любом другом подобном предприятии. постигать существование, жизнь или бытие в противоположность их противоположностям, которые у нас нет прямого опыта или знания, несмотря на то, что они, как термины, являются частью наших систем репрезентаций знания.

Мы полагаем, что обладаем безоговорочным научным знанием о какой-либо вещи, в противоположность знанию ее случайным образом, как это знает софист, когда мы думаем, что знаем причину, от которой зависит этот факт, как причину этого факта и причины этого факта. нет другого, и, кроме того, что факт не мог быть иным, чем он есть.Теперь, когда научное знание является чем-то подобным, очевидно — свидетельствуйте как те, кто ложно заявляет об этом, так и те, кто им действительно владеет, поскольку первые просто воображают себя такими, в то время как вторые также фактически находятся в описанном состоянии. Следовательно, надлежащий объект безоговорочного научного знания — это то, что не может быть другим, чем оно есть.

Определение знания — это живые дискуссии философов.Классическое определение, найденное в Платоне [1] (хотя и не одобренное им в конечном итоге), гласит, что для того, чтобы было знание, должны быть выполнены по крайней мере три критерия; что для того, чтобы считаться знанием, утверждение должно быть обоснованным, истинным и верить. Некоторые утверждают, что этих условий недостаточно, как якобы демонстрируют примеры из дела Геттье. Предлагается ряд альтернатив, в том числе аргументы Роберта Нозика в пользу требования, чтобы знание «отслеживало истину», и дополнительное требование Саймона Блэкберна о том, что мы не хотим говорить, что те, кто соответствует любому из этих условий «из-за дефекта, недостатка или неудача ‘иметь знания.Ричард Киркхэм предполагает, что наше определение знания требует, чтобы свидетельство верующего было таким, чтобы оно логически требовало истинности веры.

В отличие от этого подхода, Витгенштейн заметил, следуя парадоксу Мура, что можно сказать: «Он верит в это, но это не так», но не «Он знает это, но это не так». [2] Далее он утверждает, что они не соответствуют определенным ментальным состояниям, а скорее соответствуют различным способам говорить об убеждении. Здесь отличается не психическое состояние говорящего, а деятельность, которой он занимается.Например, в этой связи знать, что чайник кипит, означает не находиться в определенном состоянии ума, а выполнять конкретную задачу с утверждением, что чайник кипит. Витгенштейн пытался обойти трудность определения, обращая внимание на то, как «знание» используется в естественных языках. Он рассматривал знания как случай семейного сходства.

Поскольку любое знание включает в себя концепции и будет выражаться с помощью терминов, взаимозависимости между знаниями и языком важны для самого определения.Это недавно продемонстрировал Эй. [3]

Локальные знания — это знания, специфичные для конкретной ситуации. Представьте себе две очень похожие породы грибов, которые растут по обе стороны горы: один питательный, другой ядовитый. Опора на знания с одной стороны экологической границы после перехода к другой может привести к голоду вместо того, чтобы есть под рукой совершенно здоровую пищу, или к отравлению по ошибке.

Некоторые методы получения знаний, такие как метод проб и ошибок или обучение на собственном опыте, как правило, создают высоко ситуативные знания.Одним из основных преимуществ научного метода является то, что генерируемые им теории гораздо менее ситуативны, чем знания, полученные с помощью других методов.

Ситуационные знания часто связаны с языком, культурой или традициями.

Дисциплина эпистемологии ориентирована на частичное знание. В нем говорится, что в большинстве реалистичных случаев невозможно получить исчерпывающее понимание информационной области, но мы должны жить с тем фактом, что наши знания всегда неполны, то есть частичны.Большинство реальных проблем необходимо решать, используя частичное понимание контекста проблемы и данных о проблеме. Это сильно отличается от типичных простых математических задач, которые мы решаем в школе, где все данные даны, и мы прекрасно понимаем формулы, необходимые для их решения.

Основная статья: Управление знаниями

Управление знаниями — это теория управления, которая возникла в 1990-х годах. Он пытается понять, каким образом знания используются и продаются внутри организаций, и рассматривает знания как самодостаточные и рекурсивные.Эта рекурсия означает, что определение знания постоянно меняется. Управление знаниями рассматривает знания как информацию в определенном контексте. Знания в этом контексте состоят из информации, дополненной преднамеренностью (или направлением). Эта концепция согласуется с моделью DIKW, которая помещает данные, информацию, знания и мудрость во все более полезную пирамиду.

Основная цель управления знаниями — обеспечить своевременную доставку нужной информации нужному человеку для принятия наиболее подходящего решения.В этом смысле управление знаниями не заинтересовано в управлении знаниями как таковыми, а в том, чтобы связать знания и их использование. Это приводит к системам организационной памяти.

Инструменты быстрого сбора знаний объединяются с управлением знаниями для простой и эффективной передачи знаний от одного человека к другому.

Многие люди считают, что есть жанры или области знаний, которые не следует исследовать, или, другими словами, они должны быть табуированы. Часто кажется, что знание угрожает религии, философии и личным убеждениям или ценностям, и поэтому исключается из исследования.Иногда кажется, что знания приносят больше вреда, чем ценности, и поэтому считается, что они заслуживают контроля или ограничений.

Другая классификация знаний [править | править источник]

Знание, научное или иное, в основном бывает двух типов: лексическое и процедурное. Лексическое знание — это набор представлений об объектах, свойствах и отношениях, и они, как правило, представляют собой ярлыки, заголовки и заголовки со связанными словесными отрывками или другими модальностями, относящимися к ним.Они по своей природе статичны и номинальны и используются для описания мира в терминах неподвижного изображения и замороженных временных рамок. Они используются для обозначения топологии, чтобы показать пространственное расположение знаний. Существуют миллиарды экземпляров таких знаний, и их представления обычно организованы в виде каких-то списков, но на самом деле они нам не нужны, поскольку есть простые способы их обойти. Поэтому они не имеют большого значения для выживания, а их самый низкий уровень называется мелочью.

С другой стороны, процедурные знания являются более важным типом знаний, поскольку это знания типа «как делать» или «ноу-хау». Обычно это тот тип знаний, который несет новизну, никогда не хранится в секрете и, следовательно, имеет свою цену. Они имеют форму сообщения, то есть в них есть вербальный компонент, и поэтому они используются для описания временных отношений. Они также могут быть организованы или отсортированы по спискам, но по временным последовательностям, а не по пространственным последовательностям.Они более важны, потому что могут относиться к будущему, сущности всех знаний, в отличие от знаний о прошлом, которым нельзя помочь. А знание будущего с возможностью приспосабливаться или адаптироваться к нему называется интеллектом.

И, наконец, все наши знания происходят из нашей концепции пространственно-временного континуума, который представляет собой самый низкий уровень рекурсии, используемый нашим мышлением, означающий, что наше исходное и фундаментальное знание о существовании относится к определенному моменту времени и точка пространства, относительно которой определяются остальные наши знания.И такие конкретные точки пространства и времени — это просто имена или слова в нашем мышлении, что нам нужно все время сортировать, как мы все знаем с тех пор, как Шекспир записал их.

Общее: Философия: Восточная — Западная | История философии: Древнее — Средневековье — Современное | Портал
Списки: Основные темы | Список тем | Философы | Философия | Словарь философских «измов» | Философские движения | Публикации | Списки категорий…больше списков
Филиалы: Эстетика | Этика | Эпистемология | Логика | Метафизика | Философия: образование, история, язык, право, математика, разум, философия, политика, психология, религия, наука, социальная философия, социальные науки
Школы: Агностицизм | Аналитическая философия | Атеизм | Критическая теория | Детерминизм | Диалектика | Эмпиризм | Экзистенциализм | Гуманизм | Идеализм | Логический позитивизм | Материализм | Нигилизм | Постмодернизм | Рационализм | Релятивизм | Скептицизм | Теизм
Ссылки: Учебник по философии | Интернет-энциклопедия.философии | Философский словарь | Стэнфордская энциклопедия. философии | Руководство по философии Интернета

Что такое знания? Краткий учебник

В повседневном использовании знание относится к осознанию или знакомству с различными объектами, событиями, идеями или способами выполнения действий. Но, как веками отмечали философы, все довольно быстро усложняется. Рассмотрим, например, вопрос: что реально? Бутылка из-под колы на моем столе настоящая? Деревья за моим окном настоящие? А как насчет числа пи? А как насчет боли от легкого пореза на пальце? Когда кто-то обдумывает эти вопросы, они быстро вызывают вопрос: как я вообще могу узнать что-то?

Отделение «как» от «что» знания

После некоторого размышления становится ясно, что, по крайней мере до некоторой степени, то, что является для меня реальным, частично зависит от того, как я узнаю вещи.Например, структура моего восприятия и когнитивного фона позволяет мне особым образом переживать и понимать бутылку кока-колы на моем столе; разные структуры восприятия или когнитивного фона привели бы к другой реальности. Это было хорошо сказано в фильме 1980 года «Боги должны быть сумасшедшими», в котором рассказывается о драматическом воздействии, которое бутылка кока-колы, упавшая пролетающим мимо самолетом, оказала на изолированное племя в пустыне Калахари.

Соплеменники интерпретировали бутылку как дар богов, и в фильме прослеживается, как этот смысл проник в племя и повлиял на его членов.Этот краткий пример подчеркивает два самых широких взгляда философов на знание, а именно «эпистемологию» и «онтологию». Онтология относится к вопросу о реальности и определяет то, что действительно существует в мире. Напротив, эпистемология относится к тому, как мы, люди, знаем вещи. «Теория познания» объяснила бы, что такое знание, как люди могут познавать вещи, что действительно существует в мире и сложные отношения между ними.

Базовый подход к концептуализации знаний

Одна из старейших и наиболее почитаемых традиций философии знания характеризует знание как «обоснованную истинную веру.«Хотя не все философы согласны с тем, что« обоснованная истинная вера »на самом деле адекватно характеризует природу знания, она остается наиболее доминирующей концепцией знания.

Таким образом, для многих знание состоит из трех элементов: 1) человеческое убеждение или ментальное представление о положении дел, которое 2) точно соответствует реальному положению дел (т. Е. Истинно) и что это представление 3) узаконено. логическими и эмпирическими факторами.

Чтобы прояснить этот последний элемент, это не считается знанием, если, например, ребенок, когда его спрашивают о молекулярной природе воды, говорит «H 2 0» просто потому, что он повторяет то, что он услышал.Напротив, химик, который отвечает «H 2 0», обладает знаниями, потому что его представление значимо сетевое и оправдано большим количеством предварительных знаний и тщательной дедуктивной работой.

Таким образом, оправдание занимает центральное место в этой идее знания. Вопрос о том, какое оправдание необходимо для образования знания, является предметом многочисленных размышлений и споров среди философов.

Три известных подхода, которые были предприняты в попытке сформулировать, как формируются оправданные убеждения: 1) фундаментализм, который пытается сформулировать основательно истинные убеждения, из которых можно сделать другие выводы; 2) когерентизм, который утверждает, что знания состоят из систем и должны оцениваться по степени логической согласованности системы, соответствующей внешним фактам; и 3) надежность, которая утверждает, что существуют хорошие и плохие способы развить убеждения, и что оправданные убеждения — это те убеждения, которые сформированы на основе хороших и надежных методов.Хотя философы расходятся во мнениях относительно того, что является наиболее фундаментальным, большинство согласны с тем, что оправдание может и должно включать в себя все эти элементы.

Виды знаний

Философы часто делят знание на три широкие области: личную, процедурную и пропозициональную. Личные знания связаны с личным опытом, идиосинкразическими предпочтениями и автобиографическими фактами. Под процедурными знаниями понимается знание того, как что-то делать, например, как играть в баскетбол или ездить на велосипеде.Пропозициональное знание относится к утверждениям общей истины о мире и о том, как мы его знаем. В этих различных видах знания можно увидеть важное различие между философией и психологией. В то время как философов в основном интересовали общие пропозициональные знания, психологи в основном интересовались тем, как люди приобретают личные и процедурные знания.

Способы познания: эмпирические и рациональные

С помощью каких механизмов мы достигаем знания? Два основных ответа на этот вопрос в философии пришли от рационалистов и эмпириков.Рационалисты утверждают, что мы используем разум, чтобы прийти к дедуктивным выводам о наиболее обоснованных утверждениях. Рационалисты склонны думать больше в терминах утверждений, выводя истины из аргументов и выстраивая системы логики, соответствующие порядку в природе. Рене Декарт и Иммануил Кант — одни из самых известных рационалистов, в отличие от Джона Локка и Дэвида Юма, которые являются известными эмпириками.

Эмпирики склонны утверждать, что самые базовые знания, которые мы получаем о мире, исходят от наших чувств, прямых наблюдений, которые мы делаем о мире.Различие между рационалистами и эмпириками в некотором смысле аналогично современному различию между философией и наукой. По мере появления научного метода, который все больше отличался от философской дисциплины, фундаментальное различие между ними состояло в том, что наука строилась на эмпирических наблюдениях, тогда как первоначальные традиции философии (например, Аристотель) были больше основаны на использовании разума для построения систем. знаний.

Современные и постмодернистские взгляды на природу знания

Рождение науки привело к Просвещению, и, возможно, определяющей чертой Просвещения была вера в то, что люди могут использовать разум, научные наблюдения и эксперименты для разработки все более точных моделей мира.Такие модели считались «истинными» в том смысле, что они описывали онтологию (то, каким был мир) в манере, которая была отделена от субъективных впечатлений. Периодическая таблица элементов — отличный пример успеха идеи о том, что природу можно объективно описать.

Но во многих дисциплинах, особенно в социальных и гуманитарных науках, с 1960-х годов все чаще раздается хор голосов, оспаривающих концепцию научного знания как нетронутой объективной карты единой истинной реальности.Вместо этого многие утверждали, что человеческое знание по своей сути основано на контексте, который частично создается тем, как человеческий разум организует и конструирует восприятия, а также тем, как социальный контекст узаконивает определенные идеи в различные исторические и политические времена, и что они элементы не могут быть полностью отделены от нашего «знания». Эти ученые подпадают под широкий термин «постмодернизм», чтобы подчеркнуть контраст между предположениями о природе знания и модернистскими предположениями эпохи Просвещения.

Последние системы знаний

Хотя некоторые современные философы серьезно сомневаются в возможности построения успешной теории познания, тем не менее произошли заметные изменения в картировании областей знаний и попытках разработать образовательные системы, которые начинаются с базовой структуры и областей знания. Одним из таких достижений стала разработка Дипломной программы Международного бакалавриата «Теория знаний», которая учит студентов способам познания и областям знаний, чтобы они могли подходить ко многим различным областям исследования с учетом того, как строятся системы знаний. .

Вторая система, получившая некоторую известность в последнее время, — это система Большой истории, которая пытается создать перспективу человека на макроуровне с незапамятных времен.

Моя структура, Система «Древо знаний», представляет собой подход, который имеет общие элементы с обоими этими подходами. Система ToK несет в себе уникальную особенность предположения, что реальность — это разворачивающаяся волна энергии и информации, которая развивалась в четырех основных фазах: Материя, Жизнь, Разум и Культура.Как часть нового единого взгляда, я утверждаю, что он решает давнюю проблему психологии и, таким образом, предлагает новый способ объединения философии и психологии и интеграции систем человеческих знаний в более последовательный целостный взгляд.

Древо системы знаний

8 основных психологических фактов, которые вы должны знать

Психология увлекает многих. Изучая основы поведения и человеческого разума, люди могут лучше понять себя и других.Психологи также играют жизненно важную роль в здравоохранении, заботясь о людях, испытывающих проблемы с психическим здоровьем, проводя психотерапию, исследуя варианты лечения и обучая пациентов тому, как эффективно управлять своими симптомами.

У некоторых людей интерес к психологии подогревается желанием сделать карьеру в этой области. Другие могут просто захотеть узнать больше из любопытства или потому, что они думают о том, чтобы проконсультироваться с психологом за помощью в решении проблемы со здоровьем. Независимо от причины, более глубокое понимание таких тем, как эмоции, мотивация, познание, любовь, общение и методы исследования, сослужат вам хорошую службу.

Поначалу психология может показаться обширной и пугающей темой, но понимание нескольких основных фактов может облегчить начало работы. Когда у вас будет четкое понимание основ, вы будете лучше подготовлены к изучению различных способов, с помощью которых психология может помочь улучшить вашу повседневную жизнь, здоровье и благополучие.

Психология — это исследование разума и поведения

Психологию можно определить как изучение психических процессов и поведения. Термин происходит от греческих слов psyche, означающих «дыхание, дух, душа», и logia, что означает «изучение.»

Психология не всегда существовала так, как сегодня. Фактически, это считается относительно молодой дисциплиной, хотя, как объяснил один выдающийся психолог, у нее короткое прошлое, но долгая история.

Психология возникла из биологии и философии и тесно связана с другими дисциплинами, включая социологию, медицину, лингвистику и антропологию.

Психология быстро стала играть огромную роль в современном мире. Психологи работают в больницах, психиатрических клиниках, школах, колледжах и университетах, государственных учреждениях, частном бизнесе и частной практике.Они выполняют широкий спектр задач и ролей, начиная от лечения психических заболеваний и заканчивая проведением исследований и оказанием влияния на политику общественного здравоохранения.

Психология опирается на научные методы

Один из самых распространенных мифов о психологии — это просто «здравый смысл». Проблема в том, что психологические исследования помогли продемонстрировать, что многие вещи, которые мы считаем просто здравым смыслом, на самом деле вовсе не соответствуют действительности. Если бы здравый смысл был таким же обычным явлением, как говорят люди, то люди не стали бы поступать так, как им известно, вредным для них, например, курить или есть нездоровую пищу.

Опровергая некоторые из наших неправильных представлений о том, как и почему люди ведут себя именно так, психологи могут дать ответы, которые помогут решить реальные проблемы.

Психология полагается на научные методы, чтобы исследовать вопросы и делать выводы. Используя эмпирические методы, исследователи могут обнаружить взаимосвязи между различными переменными. Психологи используют ряд методов для изучения человеческого разума и поведения, включая натуралистические наблюдения, эксперименты, тематические исследования и анкеты.Взаимодействие с другими людьми

Психологи с разных точек зрения

На темы и вопросы психологии можно смотреть по-разному. Каждая точка зрения способствует новому уровню понимания темы. Некоторые из основных перспектив психологии включают:

  • Биологическая перспектива
  • Когнитивная перспектива
  • Поведенческая перспектива
  • Эволюционная перспектива
  • Гуманистическая перспектива

Представьте, например, что психологи пытаются понять различные факторы, способствующие издевательствам.Один исследователь мог бы взглянуть на биологическую перспективу и посмотреть на роль генетики и мозга. Другой может взглянуть на поведенческую перспективу и посмотреть, как агрессивное поведение усиливается окружающей средой. Другой может взглянуть на социальную перспективу и проанализировать влияние группового давления.

Нет единой точки зрения. Каждый из них влияет на то, как мы понимаем тему, и позволяет исследователям анализировать бесчисленное множество влияний, которые способствуют определенным действиям. Затем они могут предложить многогранные решения для борьбы с проблемными действиями и поощрения лучших результатов и более здорового поведения.

Психология имеет подполя

Помимо множества различных точек зрения, существует множество разделов психологии. Психологи часто выбирают специализацию в определенной области. Одними из крупнейших подразделов психологии являются клиническая психология, психология личности, когнитивная психология, психология развития и социальная психология.

Тип психолога, который вам нужен, может зависеть от типа проблемы, с которой вы сталкиваетесь. Если вы испытываете эмоциональные или психологические симптомы, вам может потребоваться клинический или консультационный психолог.Если у вас есть вопрос о том, нормально ли развивается ваш ребенок, вы можете спросить психолога по развитию.

Некоторые психологи работают в области психического здоровья, занимаясь лечением пациентов, страдающих психическими расстройствами и психологическим стрессом. Подполи, такие как клиника, консультирование и психология здоровья, ориентированы на помощь людям с проблемами психического и физического здоровья.

Другие психологи работают в прикладных областях, таких как судебная психология и производственно-организационная психология, для решения реальных проблем.Тем не менее, другие психологи сосредотачивают свою работу на исследованиях, чтобы способствовать нашему пониманию человеческого разума и поведения. Такие психологи могут специализироваться в определенной области, такой как развитие, социальное поведение, познание или личность.

Психология — это больше, чем психическое здоровье

Когда вы думаете о психологии, представляете ли вы терапевта, который записывает записи, в то время как клиент рассказывает о своих детских переживаниях? Хотя терапия, безусловно, является важной частью психологии, это не единственное, чем занимаются психологи.Фактически, многие психологи вообще не работают в области психического здоровья. Психология охватывает другие области, включая преподавание, исследования и консультации.

Психическое здоровье, безусловно, является одной из основных областей психологии, но психологи также занимаются такими вещами, как помогают спортсменам отточить их мотивацию и умственную направленность, помогают разрабатывать безопасные и полезные продукты и помогают предприятиям понять, как влиять на потребителей.

Психология вокруг вас

Психология — это не просто академический предмет, который существует только в классах, исследовательских лабораториях и кабинетах психического здоровья.Принципы психологии можно увидеть повсюду в повседневных ситуациях.

Телевизионные рекламные ролики и печатные объявления, которые вы видите каждый день, опираются на психологию при разработке маркетинговых сообщений, которые влияют на людей и убеждают их покупать рекламируемые продукты. Веб-сайты, которые вы посещаете регулярно, используют психологию, чтобы понять, как люди читают, используют и интерпретируют онлайн-информацию.

Психология также может сыграть роль в улучшении вашего здоровья и благополучия. Например, понимание некоторых основных принципов поведенческой психологии может пригодиться, если вы пытаетесь избавиться от вредной привычки и установить новый распорядок дня.

Дополнительная информация о некоторых вещах, которые мотивируют поведение, может быть полезно, если вы пытаетесь придерживаться плана похудания или режима упражнений. Преодоление фобий, управление стрессом, улучшение коммуникативных навыков и принятие более эффективных решений — вот лишь некоторые из вещей, с которыми может помочь психология.

Психология имеет множество карьерных путей

Если ваш ребенок испытывает проблемы в школе, вы можете обратиться за советом к школьному психологу, который специализируется на помощи детям в решении академических, социальных, эмоциональных и других проблем.Если вас беспокоит пожилой родитель или бабушка или дедушка, вы можете проконсультироваться с психологом по развитию, который имеет специальную подготовку и разбирается в вопросах, связанных с процессом старения.

Чтобы определить, какой специалист подходит для ваших нужд, полезно понять некоторые из различных требований к обучению и лицензированию для разных областей специализации. Если вы пытаетесь выбрать психотерапевта, также может быть полезно узнать больше о том, какие специалисты могут предоставить терапевтические услуги.

Если вы думаете о специальности в области психологии, есть много вариантов карьерного роста. Это во многом зависит от вашего уровня образования и опыта работы, поэтому важно изучить требования к обучению и лицензированию в выбранной вами области специальности. Лишь некоторые из возможных вариантов карьеры включают клиническую психологию, судебную психологию, психологию здоровья и производственно-организационную психологию.

Психологи делают жизнь людей лучше

Среди основных целей психологии — описание, объяснение, прогнозирование и улучшение человеческого поведения.Некоторые психологи достигают этого, внося свой вклад в наше базовое понимание того, как люди думают, чувствуют и ведут себя. Другие работают в прикладных настройках для решения реальных проблем, которые влияют на повседневную жизнь.

И, наконец, многие психологи посвящают свою жизнь помощи людям, которые борются с психологическими проблемами. Вы можете найти этих специалистов, работающих в больницах, психиатрических клиниках, частных клиниках и других учреждениях, чтобы диагностировать психологические расстройства и проводить психотерапию для людей из всех слоев общества.Взаимодействие с другими людьми

Хотя работа психологов может быть очень разнообразной, все они преследуют одну главную цель: помочь людям жить лучше.

Слово Verywell

Психология — богатый и увлекательный предмет, имеющий практическое применение во многих сферах жизни. Если вы когда-нибудь хотели узнать больше о том, почему люди думают и действуют именно так, то изучение психологии — отличный способ лучше понять человеческий опыт.

Психология оказывает мощное влияние на мир сегодня.Наша повседневная жизнь находится под сильным влиянием взаимодействия биологии, взаимоотношений и психических процессов. Психологи умеют понимать роль, которую эти факторы играют в влиянии на здоровье, счастье и общее благополучие.

Что такое психология?

Что такое психология?

Психология — это изучение разума и поведения. Он включает в себя биологическое влияние, социальное давление и факторы окружающей среды, которые влияют на то, как люди думают, действуют и чувствуют.

Более глубокое и глубокое понимание психологии может помочь людям лучше понять свои собственные действия, а также лучше понять других людей.

Типы психологии

Психология — это обширная и разнообразная область, охватывающая изучение человеческого мышления, поведения, развития, личности, эмоций, мотивации и многого другого. В результате появилось несколько различных подполей и областей специализации. Ниже приведены некоторые из основных областей исследования и применения психологии:

  • Аномальная психология — это исследование ненормального поведения и психопатологии. Эта специальная область ориентирована на исследование и лечение различных психических расстройств и связана с психотерапией и клинической психологией.
  • Биологическая психология (биопсихология) изучает, как биологические процессы влияют на разум и поведение. Эта область тесно связана с неврологией и использует такие инструменты, как МРТ и ПЭТ-сканирование, для выявления травм или аномалий головного мозга.
  • Клиническая психология специализируется на оценке, диагностике и лечении психических расстройств.
  • Когнитивная психология — это изучение мыслительных процессов человека, включая внимание, память, восприятие, принятие решений, решение проблем и овладение языком.
  • Сравнительная психология — это раздел психологии, изучающий поведение животных.
  • Психология развития — это область, изучающая рост и развитие человека на протяжении всей жизни, включая когнитивные способности, мораль, социальное функционирование, идентичность и другие области жизни.
  • Судебная психология — это прикладная область, ориентированная на использование психологических исследований и принципов в системе правосудия и уголовного правосудия.
  • Промышленно-организационная психология — это область, в которой используются психологические исследования для повышения производительности труда и отбора сотрудников.
  • Психология личности фокусируется на понимании того, как развивается личность, а также на паттернах мыслей, поведения и характеристик, которые делают каждого человека уникальным.
  • Социальная психология фокусируется на групповом поведении, социальном влиянии на индивидуальное поведение, установках, предрассудках, конформизме, агрессии и на смежных темах.

Использует

Наиболее очевидное применение психологии — это область психического здоровья, где психологи используют принципы, исследования и клинические данные, чтобы помочь клиентам управлять и преодолевать симптомы психического расстройства и психологического заболевания.Некоторые из дополнительных приложений психологии включают:

  • Разработка образовательных программ
  • Эргономика
  • Информирование государственной политики
  • Психиатрическое лечение
  • Повышение производительности
  • Личное здоровье и благополучие
  • Психологические исследования
  • Самопомощь
  • Дизайн социальных программ
  • Понимание развития ребенка

Трудно охватить все, что включает в себя психология, одним лишь кратким определением, но такие темы, как развитие, личность, мысли, чувства, эмоции, мотивации и социальное поведение, представляют лишь часть того, что психология пытается понять, предсказать и объяснить. .

Влияние психологии

Психология — это как прикладная, так и академическая область, которая приносит пользу как отдельным людям, так и обществу в целом. Большая часть психологии посвящена диагностике и лечению проблем психического здоровья, но это только верхушка айсберга, когда речь идет о влиянии психологии.

Вот некоторые из способов, которыми психология помогает людям и обществу:

  • Улучшение нашего понимания того, почему люди ведут себя именно так
  • Понимание различных факторов, которые могут влиять на человеческий разум и поведение
  • Понимание проблем, влияющих на здоровье, повседневную жизнь и благополучие
  • Улучшение эргономики для улучшения дизайна продукта
  • Создание более безопасных и эффективных рабочих мест
  • Помогает мотивировать людей на достижение их целей
  • Повышение производительности

Психологи добиваются этого, используя объективные научные методы понимания, объяснения и прогнозирования человеческого поведения.Психологические исследования очень структурированы, начиная с гипотезы, которая затем проверяется эмпирически.

Возможные ловушки

В психологии много путаницы. К сожалению, таких неправильных представлений о психологии очень много, отчасти из-за стереотипных изображений психологов в популярных СМИ, а также из-за разнообразия карьерных путей тех, кто имеет ученую степень в области психологии.

Конечно, есть психологи, которые помогают раскрывать преступления, и множество профессионалов, которые помогают людям справляться с проблемами психического здоровья.Однако есть и психологи, которые:

  • Содействовать созданию более здоровых рабочих мест
  • Разработка и реализация программ общественного здравоохранения
  • Исследование безопасности самолета
  • Помощь в разработке технологий и компьютерных программ
  • Изучение военной жизни и психологического воздействия боевых действий

Независимо от того, где работают психологи, их основные цели — помочь описать, объяснить, предсказать поведение человека и повлиять на него.

История психологии

Ранняя психология возникла как из философии, так и из биологии.Обсуждение этих двух вопросов восходит к ранним греческим мыслителям, включая Аристотеля и Сократа.

Само слово «психология» происходит от греческого слова «psyche», буквально означающего «жизнь» или «дыхание». Производные значения этого слова включают «душа» или «я».

Возникновение психологии как отдельной и независимой области исследований действительно произошло, когда Вильгельм Вундт основал первую экспериментальную психологическую лабораторию в Лейпциге, Германия, в 1879 году.

На протяжении всей истории психологии формировались различные школы мысли, объясняющие человеческий разум и поведение.В некоторых случаях определенные школы мысли на какое-то время стали доминировать в области психологии.

Ниже приведены некоторые из основных школ психологии.

  • Структурализм: структурализм Вундта и Титченера был самой ранней школой мысли, но вскоре начали появляться другие.
  • Функционализм. Ранний психолог и философ Уильям Джеймс стал ассоциироваться со школой мысли, известной как функционализм, которая сосредоточила свое внимание на цели человеческого сознания и поведения.
  • Психоанализ: Вскоре эти начальные школы мысли уступили место нескольким доминирующим и влиятельным подходам к психологии. Психоанализ Зигмунда Фрейда был сосредоточен на том, как бессознательный разум влияет на поведение человека.
  • Бихевиоризм: Бихевиористская школа мысли отвернулась от изучения внутренних влияний на поведение и стремилась сделать психологию изучением наблюдаемого поведения.
  • Гуманистическая психология: Позже гуманистический подход сосредоточился на важности личностного роста и самоактуализации.
  • Когнитивная психология. К 1960-м и 1970-м годам когнитивная революция стимулировала исследование внутренних психических процессов, таких как мышление, принятие решений, развитие речи и память.

Хотя эти школы мысли иногда воспринимаются как конкурирующие силы, каждая точка зрения внесла свой вклад в наше понимание психологии.

Слово Verywell

Как видите, хотя психология может быть относительно молодой наукой, она также обладает огромной глубиной и широтой.Оценка, диагностика и лечение психических заболеваний являются центральными интересами психологии, но психология охватывает гораздо больше, чем психическое здоровье.

Сегодня психологи стремятся понять множество различных аспектов человеческого разума и поведения, добавляя новые знания к нашему пониманию того, как люди думают, а также разрабатывают практические приложения, которые оказывают важное влияние на повседневную жизнь человека.

Психология помогает людям улучшить свое личное благополучие и преуспеть во все более сложном мире.

Введение в психологию

Определение психологии

Психология — это научное исследование психических процессов и поведения человека.

Цели обучения

Определите основные отрасли психологии

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Психология — это академическая и прикладная дисциплина, которая стремится понять поведение, психические функции и эмоциональные процессы людей.
  • Психологи исследуют, как психические и эмоциональные факторы влияют на индивидуальное развитие и поведение, и как на сами эти факторы могут влиять физиологические и биологические процессы.
  • Клинические психологи специализируются на диагностике и лечении психических заболеваний; они обычно работают напрямую с клиентами, используя различные формы терапевтического лечения.
  • Психологи-исследователи используют научные методы для изучения широкого круга тем, связанных с психическим здоровьем и поведением.
Ключевые термины
  • психосоциальный: Имеет как психологические, так и социальные элементы.
  • когнитивный: часть психического функционирования, которая имеет дело с логикой и воспоминаниями, в отличие от аффективного функционирования, которое имеет дело с эмоциями.
  • социокультурный: относящийся как к обществу, так и к культуре.

Психология — это академическое и прикладное исследование психических функций и поведения. Слово «психология» происходит от двух специфических греческих слов: «psyche», что означает «душа», «жизнь» или «разум», и «logia», что означает «изучение.«Проще говоря, психология — это изучение разума.
Общая цель психологии — понять поведение, психические функции и эмоциональные процессы человека.
Эта область в конечном итоге направлена ​​на пользу обществу, отчасти благодаря тому, что она направлена ​​на лучшее понимание психического здоровья и психических заболеваний.

Большинство психологов можно отнести к социальным, поведенческим или когнитивным специалистам. Психологи изучают множество различных областей, включая биологические основы, психическое благополучие, изменения и развитие с течением времени, личность и других, а также потенциальные дисфункции.
Они исследуют, как психологические факторы взаимодействуют с биологическими и социокультурными факторами, влияя на индивидуальное развитие. Психологи пытаются понять не только роль психических функций в индивидуальном и социальном поведении, но также физиологические и биологические процессы, лежащие в основе когнитивных функций и поведения.

Биология, психология и общество формируют нашу жизнь: Психология пытается понять, как психологические факторы взаимодействуют с социокультурными и биологическими факторами, влияя на индивидуальное развитие.

Психология изучает такие понятия, как восприятие, познание, внимание, эмоции, феноменология, мотивация, функционирование мозга, личность, поведение, устойчивость, бессознательный разум и межличностные отношения. Полученные знания затем применяются в различных сферах человеческой деятельности, включая проблемы повседневной жизни людей и лечение психических заболеваний. Психология была описана как «центральная наука», потому что психологические исследования связаны с социальными науками, естественными науками, медициной и гуманитарными науками (такими как философия).

Клиническая и неклиническая психология

Клиническая психология специализируется на диагностике и лечении психических расстройств и психических заболеваний. Психологи, работающие в клинической сфере (например, терапевты или консультанты), работают с клиентами, которые борются с психическим заболеванием, для оценки, диагностики и применения различных форм терапевтического лечения. Во многом это лечение основано на клинических исследованиях.

В то время как клинические психологи обычно работают напрямую с клиентами, неклинические психологи уделяют больше внимания исследованиям.Психологи-исследователи используют научные методы для изучения взаимосвязей между различными психосоциальными переменными и изучения широкого круга тем, связанных с психическими процессами и поведением. Исследователи и другие неклинические психологи часто работают на факультетах психологии университетов или преподают в других академических учреждениях (например, в медицинских школах или больницах). Некоторые из них работают на производстве и в организациях, в медицинских учреждениях, в средствах массовой информации, в спорте или в судебно-медицинской экспертизе и других областях, связанных с законом.

Ранние корни психологии

Психология возникла как научная дисциплина в 19 веке, но ее корни уходят в античную философию.

Цели обучения

Опишите философские корни того, что позже станет областью психологии

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Ранние греческие философы, такие как Сократ, Платон и Аристотель, исследовали такие темы, как удовольствие, боль, знания, мотивация, рациональность и психические заболевания — темы, которые сегодня часто обсуждаются в психологии.
  • В 17 веке французский математик и философ Рене Декарт предположил, что тело и разум — отдельные сущности. Эта концепция получила название дуализма.
  • Английские философы Томас Гоббс и Джон Локк не соглашались с концепцией дуализма, утверждая вместо этого, что ощущения, образы, мысли и чувства — это физические процессы, происходящие в мозгу.
  • Психология стала осознанной областью экспериментального исследования в 1879 году, когда немецкий ученый Вильгельм Вундт основал первую лабораторию, посвященную исключительно психологическим исследованиям.
  • Эдвард Б. Титченер расширил идеи Вундта и основал теорию структурализма, которая пыталась понять разум как сумму различных основных частей.
  • Функционализм, основанный Уильямом Джеймсом в конце 19 века, предложил альтернативу структурализму, сосредоточившись в основном на функциях разума.
Ключевые термины
  • дуализм: В психологии вера в то, что разум и тело — отдельные сущности.
  • монизм: В психологии вера в то, что разум и тело неразрывно связаны, а не являются отдельными сущностями.
  • психонейроиммунология: изучение взаимодействия между поведенческими, нервными, эндокринными и иммунными функциями.

Многие культуры на протяжении всей истории размышляли о природе разума, сердца, души, духа и мозга. Философский интерес к поведению и разуму восходит к древним цивилизациям Египта, Греции, Китая и Индии. Психология была в значительной степени отраслью философии до середины 1800-х годов, когда она стала независимой и научной дисциплиной в Германии и Соединенных Штатах.Эти философские корни сыграли большую роль в развитии этой области.

Ранняя философия

Примерно с 600 по 300 год до нашей эры греческие философы исследовали широкий круг тем, относящихся к тому, что мы сейчас считаем психологией. Сократ и его последователи Платон и Аристотель писали на такие темы, как удовольствие, боль, знание, мотивация и рациональность. Они выдвинули теорию о том, являются ли человеческие черты врожденными или являются продуктом опыта, что по-прежнему является предметом дискуссий в психологии сегодня.Они также рассматривали истоки психических заболеваний, причем и Сократ, и Платон уделяли основное внимание психологическим силам как корню этих болезней.

Платон и Аристотель: Платон, Аристотель и другие древнегреческие философы исследовали широкий круг тем, относящихся к тому, что мы сейчас считаем психологией.

17 век

Рене Декарт, французский математик и философ 1600-х годов, предположил, что тело и разум — отдельные сущности, и эта концепция получила название дуализма.Согласно дуализму, тело — это физическая сущность с измеряемым с помощью науки поведением, в то время как ум — это духовная сущность, которую невозможно измерить, потому что она выходит за пределы материального мира. Декарт считал, что эти двое взаимодействуют только через крошечную структуру в основании мозга, называемую шишковидной железой.

Томас Гоббс и Джон Локк были английскими философами 17 века, которые не соглашались с концепцией дуализма. Они утверждали, что весь человеческий опыт — это физические процессы, происходящие в мозгу и нервной системе.Таким образом, их аргумент состоял в том, что ощущения, образы, мысли и чувства — все это допустимые объекты исследования. Поскольку эта точка зрения утверждает, что разум и тело — одно и то же, позже она стала известна как монизм. Сегодня большинство психологов отвергают жесткую дуалистическую позицию: многолетние исследования показывают, что физические и психические аспекты человеческого опыта глубоко взаимосвязаны. Области психонейроиммунологии и поведенческой медицины явно сосредоточены на этой взаимосвязи.

Психология как самостоятельная дисциплина

Первое использование термина «психология» часто приписывается немецкому философу-схоласту Рудольфу Гёкелю, опубликовавшему «Психологию hoc est de hominis perfectione, anima, ortu» в 1590 году.Однако этот термин, похоже, использовался более чем шестью десятилетиями ранее хорватским гуманистом Марко Маруличем в названии своего латинского трактата Psichiologia de ratione animae humanae. Этот термин не вошел в обиход до тех пор, пока немецкий философ-идеалист Кристиан Вольф не использовал его в своих «Психологии эмпирики» и «Психологии рациональной» (1732–1734). В Англии термин «психология» обогнал «ментальную философию» в середине XIX века.

Вильгельм Вундт

Конец 19 века ознаменовал начало психологии как научного направления.Психология как самостоятельная область экспериментальных исследований началась в 1879 году, когда немецкий ученый Вильгельм Вундт основал первую лабораторию, посвященную исключительно психологическим исследованиям в Лейпциге. Часто считающийся отцом психологии, Вундт был первым человеком, назвавшим себя психологом, и написал первый учебник по психологии под названием «Принципы физиологической психологии».

Вундт считал, что изучение сознательных мыслей будет ключом к пониманию разума.Его подход к изучению психики был новаторским в том смысле, что он был основан на систематических и строгих наблюдениях, заложив основу для современных психологических экспериментов. Он систематически изучал такие темы, как продолжительность концентрации внимания, время реакции, видение, эмоции и восприятие времени. Основным методом исследования Вундта была «интроспекция», которая включает в себя обучение людей тому, как концентрироваться и сообщать о своем сознательном опыте, когда они реагируют на стимулы. Этот подход до сих пор используется в современных исследованиях нейробиологии; однако многие ученые критикуют использование интроспекции за отсутствие объективности.

Вильгельм Вундт

Многие считают Вильгельма Вундта основоположником психологии. Он заложил основу того, что впоследствии стало теорией структурализма.

Структурализм

Эдвард Б. Титченер, английский профессор и ученик Вундта, расширил идеи Вундта и использовал их для основания теории структурализма. Эта теория пыталась понять разум как сумму различных основных частей и фокусировалась на трех вещах: (1) отдельные элементы сознания; (2) как эти элементы организованы в более сложные переживания; и (3) как эти ментальные явления соотносятся с физическими событиями.

Титченер попытался классифицировать структуры разума во многом так же, как элементы природы классифицируются в периодической таблице — что неудивительно, учитывая, что исследователи добились больших успехов в области химии в его время. Он считал, что если можно определить и классифицировать основные компоненты разума, то можно будет определить структуру ментальных процессов и высшего мышления. Подобно Вундту, Титченер использовал интроспекцию, чтобы попытаться определить различные компоненты сознания; однако в его методе использовались очень строгие руководящие принципы для проведения интроспективного анализа.

Структурализм подвергался критике за то, что предмет его интереса — сознательный опыт — нелегко изучить с помощью контролируемых экспериментов. Его зависимость от самоанализа, несмотря на жесткие руководящие принципы Титченера, подверглась критике за недостаточную надежность. Критики утверждали, что самоанализ невозможен и что самоанализ может давать разные результаты в зависимости от предмета.

Функционализм

По мере того как структурализм изо всех сил пытался выжить при проверке научного метода, были предприняты поиски новых подходов к изучению разума.Одной из важных альтернатив был функционализм, основанный Уильямом Джеймсом в конце 19 века. Основанный на заботе структурализма об анатомии разума, функционализм привел к большему вниманию к функциям разума, а позже и к бихевиоризму.

Функционализм рассматривает психическую жизнь и поведение с точки зрения активной адаптации к окружающей среде человека. Подход Джеймса к психологии был менее озабочен составом разума и больше интересовался изучением способов, которыми разум приспосабливается к изменяющимся ситуациям и окружающей среде.В функционализме мозг, как полагают, эволюционировал с целью повышения шансов на выживание своего носителя, действуя как информационный процессор: его роль, по сути, заключается в выполнении функций, подобных тому, как это делает компьютер.

Психология 101 — Вундт и Джеймс: структурализм и функционализм: здесь противопоставляются основы структурализма и функционализма. Опора структурализма на самоанализ в конечном итоге оказалась ненаучной. Акцент функционализма на научном изучении адаптивных функций поведения и психических процессов продвинул изучение психологии как науки.

Текущие проблемы и дискуссии в психологии

Споры и разногласия в психологии длились десятилетия и продолжают меняться с течением времени.

Цели обучения

Анализировать текущие проблемы и дискуссии, происходящие в современной психологии

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Психологи продолжают обсуждать противоречивые вопросы в своей области, многие из которых можно увидеть в недавних изменениях в 5-м издании Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам (DSM-5).
  • Одна из продолжающихся дискуссий в психологии касается определения понятий «нормальный» и «здоровый»; то, что полезно для одного человека, может быть вредным для другого, и на восприятие нормальности в значительной степени влияют социальные нормы.
  • Психологи часто спорят о том, влияет ли человеческое поведение в большей степени на биологические факторы или факторы окружающей среды — эти дебаты называются «природа или воспитание».
  • Текущие дебаты, связанные с изменениями в DSM-5, включают разногласия по поводу диагнозов расстройства аутистического спектра, гендерной дисфории, депрессивных расстройств и пограничного расстройства личности.
  • электросудорожной терапии (ЭСТ), в то время как показано улучшение симптомов тяжелых психических заболеваний, продолжает оставаться спорной формой лечения из-за побочных эффектов.
Ключевые термины
  • аутизм: бионеврологическое расстройство, наблюдаемое в раннем детстве с симптомами аномального самовосприятия, характеризующееся отсутствием реакции на других людей и ограниченными способностями или желанием общаться и общаться.
  • депатологизация: акт деклассификации чего-либо как болезни или недуга.
  • неврологический: Работа с мозгом или исследование мозга.

Психологические дебаты длились десятилетия и продолжают меняться с течением времени. С выпуском в 2013 году 5-го издания Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам (DSM-5) психологи продолжают обсуждать спорные вопросы в своей области.

Определение «нормального» и «здорового»

Одна из продолжающихся дискуссий в психологии — как определить понятия «нормальный» и «здоровый».Психологи часто полагаются на эти термины при оценке, диагностике, лечении и консультировании людей, которые испытывают проблемы с психическим здоровьем; однако эти термины могут быть интерпретированы. То, что является нормальным или здоровым поведением для одного человека, может быть нездоровым или неэффективным для другого. Поведение может быть нормальным для человека (внутриличностная нормальность), если оно согласуется с наиболее распространенным поведением этого человека, даже если такое поведение приводит к негативным последствиям.

«Нормальный» также используется для описания того, когда чье-либо поведение соответствует наиболее распространенному или принятому в обществе поведению (известному как соответствие норме).Определения нормальности различаются в зависимости от человека, времени, места и ситуации и в значительной степени определяются культурными и социальными стандартами и нормами. Эти стандарты и нормы меняются со временем, и вместе с ними меняются представления о нормальности. Критики утверждают, что восприятие нормальности по своей сути зависит от оценочных суждений, предубеждений и предположений и может иметь социальные разветвления. Например, если кого-то считают «нормальным» или «ненормальным», это может привести к его включению, исключению или стигматизации со стороны общества в целом.В 2011 году Британское психологическое общество утверждало, что DSM-5 должен рассматривать психические расстройства в спектре наряду с нормой:

«[Мы рекомендуем] пересмотреть способ понимания психического расстройства, начав с признания неопровержимых доказательств того, что он находится в спектре« нормального »опыта и что психосоциальные факторы, такие как бедность, безработица и травмы, являются наиболее значительными. убедительно доказанные причинные факторы ».

Дебаты о природе и воспитании

Одна из центральных дискуссий в психологии касается происхождения человеческого поведения.Вызвано ли поведение биологическими факторами, присутствующими в человеческом теле (природе), или оно вызвано взаимодействием между человеком и его или ее окружением (воспитание)?

Строгие приверженцы философии природы часто используют генетический код в качестве подтверждения своей теории. Однако хорошо известно, что взаимодействие с окружающей средой может спровоцировать изменения в структуре и химии мозга, а ситуации экстремального стресса могут вызвать такие проблемы, как депрессия. Психологи сегодня обычно считают, что на поведение человека влияет сочетание биологических факторов и факторов окружающей среды.

Изменения (и противоречия внутри) DSM-5

Расстройство аутистического спектра

Многие из текущих дебатов в психологии можно увидеть в недавних изменениях в DSM-5.
Одно из основных изменений относится к категории расстройств аутистического спектра, диагноз которой больше не включает синдром Аспергера. Скорее, все дети классифицируются по термину «расстройство аутистического спектра» (РАС) и получают оценку «легкая, умеренная или тяжелая».

Аутизм — это неврологическое заболевание, которое в последние годы становится все более распространенным и затрагивает около 20 детей на 1000 детей в США в 2012 году.Неясно, вызван ли этот рост изменениями в фактической заболеваемости аутизмом или изменениями в частоте сообщений. Расстройства аутистического спектра характеризуются нарушением социального взаимодействия, нарушением вербальной и невербальной коммуникации, а также ограниченным или повторяющимся поведением. В течение многих лет исследователи пытались найти причину аутизма, и все, от вакцин до материнской депрессии, упоминалось, но так и не было доказано. В то время как общее лечение аутизма — это анализ поведения (ABA) или другие методы поведенческой терапии, многие люди ищут альтернативные методы лечения, такие как диета или добавки.

Споры вокруг диагноза и его лечения включают в себя уместность оценки тяжести расстройства и включение детей с разной степенью тяжести РАС в общеобразовательную популяцию. Также существуют разногласия по поводу использования ABA для лечения РАС. В этом лечении используются индивидуальные для ребенка подкрепления (например, наклейки, похвала, конфеты, пузыри и дополнительное игровое время), чтобы вознаграждать и мотивировать аутичных детей, когда они демонстрируют желаемое поведение, такое как сидение на стуле по запросу, вербализация приветствия, или зрительный контакт.Наказания, такие как тайм-аут или резкое «Нет!» от терапевта или родителей, может использоваться для предотвращения нежелательного поведения, такого как щипание, царапание и выдергивание волос. Хотя было показано, что он эффективен в изменении поведения людей с РАС, некоторые утверждают, что лечение служит для патологизации и дальнейшей маргинализации людей с аутизмом, пытаясь «нормализовать» аутичное поведение.

Число сообщений об аутизме растет: число сообщений о случаях аутизма на 1000 детей в США резко возросло с 1996 по 2007 год.Неизвестно, насколько этот рост связан с изменениями в фактической заболеваемости аутизмом (в отличие от изменений в частоте сообщений).

Гендерная дисфория

Еще одно недавнее изменение в DSM-5 — переименование «расстройства гендерной идентичности» в «гендерная дисфория». Это изменение должным образом разделяет взрослых, детей и подростков по стадиям развития и было перемещено из категории сексуальных расстройств в отдельную категорию. Одним из основных последствий этого изменения является снижение стигмы за счет изменения языка с «расстройства» на «дисфорию», что служит шагом к депатологизации людей, которые идентифицируют себя как трансгендеры или лица другого пола.В то же время трансгендеры, обращающиеся за хирургическим или гормональным лечением, исторически были вынуждены полагаться на диагноз расстройства половой идентичности, чтобы получить доступ к соответствующему лечению, каким бы стигматизирующим ни был этот диагноз. Неясно, какое влияние это изменение языка окажет на способность людей получить доступ к соответствующей медицинской помощи.

Депрессивные расстройства

В рамках депрессивных расстройств DSM-5 исключения по поводу тяжелой утраты больше не существует; это означает, что у людей, находящихся в тяжелом депрессивном состоянии из-за горя, может быть диагностирована клиническая депрессия.В соответствии с новыми руководящими принципами, определенные реакции на горе могли быть обозначены как патологические расстройства, а не считаться нормальным человеческим опытом

Пограничное расстройство личности

В 2003 году Ассоциация по развитию лечения и исследований расстройств личности (TARA APD) провела кампанию по изменению названия и обозначения пограничного расстройства личности (ПРЛ), утверждая, что ПРЛ в его нынешнем виде «сбивает с толку, не передает никакой релевантной или описательной информации, и усиливает существующую стигму.Вместо этого было предложено название «расстройство эмоциональной регуляции» или «расстройство эмоциональной дисрегуляции». Также была дискуссия об изменении пограничного расстройства личности, диагноза оси II (расстройства личности и умственная отсталость), на диагноз оси I (клинические расстройства). Однако название, диагностические критерии и описание ПРЛ во многом не изменились по сравнению с предыдущим DSM-IV-TR.

Электросудорожная терапия

Электросудорожная терапия (ЭСТ) — это противоречивый подход к лечению тяжелых психических заболеваний, который включает в себя индукцию небольших припадков в головном мозге с помощью электрических импульсов.Большая часть противоречий связана с его ранним использованием в 1940-х годах и ссылками на популярную культуру, такими как фильм «Пролетая над гнездом кукушки». С течением времени ЭСТ значительно улучшилась и обычно используется в качестве последнего средства лечения тяжелых расстройств, таких как большая депрессия, шизофрения или биполярная мания, которые не поддаются лечению другими формами. Около 70 процентов пациентов — женщины. Споры по поводу ЭСТ по-прежнему возникают из-за его побочных эффектов на память и общее познание после лечения, а также из-за его обсуждаемого уровня эффективности.В то время как некоторые исследования показали, что ЭСТ резко улучшает симптомы с, возможно, меньшим количеством побочных эффектов, чем некоторые лекарства, другие исследования указывают на высокую частоту рецидивов. Неизвестно, почему лечение эффективно во многих случаях тяжелых психических расстройств.

Социальная история и философия

269ОБЗОРЫ КНИГ

JHBS — WILEY RIGHT BATCH

короткая

стандартная

длинная

Вверху

База

База текста

Текст

Текст

1: Историографические перспективы; т. 2: Методологические перспективы и приложения. Амстердам и

Филадельфия: Джон Бенджаминс.

Кернер, Э. Ф. К. (1972). Bibliographia Saussureana 1870–1970: аннотированная классифицированная библиография по истории

, развитию и актуальности общей теории языка Фердинанда де Соссюра. Me-

tuchen NJ: Scarecrow Press.

Кернер, Э. Ф. К. (1973). Фердинанд де Соссюр: происхождение и развитие его лингвистической мысли в западных исследованиях

языка.Вклад в историю и теорию языкознания. Брауншвейг: Friedrich Vieweg & Sohn.

Кернер, Э. Ф. К. (1995). Профессия лингвистической историографии. Амстердам и Филадельфия: Джон Бенджаминс.

Кернер, Э. Ф. К. (Ред.). (1991). Первое лицо единственного числа II: Автобиографии североамериканских ученых на языке

наук. Амстердам и Филадельфия: Джон Бенджаминс.

Скиннер, Б. Ф. (1957). Вербальное поведение. Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts.

Скиннер, Б. Ф. (1976). Подробности моей жизни. Нью-Йорк: Кнопф.

Скиннер, Б. Ф. (1979). Формирование бихевиориста: вторая часть автобиографии. Нью-Йорк: Кнопф.

Скиннер, Б. Ф. (1983). Вопрос последствий: третья часть автобиографии. Нью-Йорк: Кнопф.

Swiggers, P. (Ed.). (1999). Э. Ф. К. Кернер: биобиблиография. Левен: Петерс.

Проверено J

J

OHN

E. J

E. J

OSEPH

, профессор прикладной лингвистики, Эдинбургский университет,

Эдинбург EH8 9LL, Великобритания.

Журнал истории поведенческих наук, Vol. 36 (3), 269–270 Лето 2000 г.

䉷 2000 John Wiley & Sons, Inc.

Мартин Куш. Психологические знания: социальная история и философия. Лондон и

Нью-Йорк: Рутледж, 1999. 413 стр. 99,99 долл. США ISBN 0-415-19253-6.

В этой книге Мартин Куш, ранние книги которого были посвящены таким предметам, как философия языка

, методология Фуко и дебаты о «психологизме» в истории философии

, обращает свое внимание на темы более непосредственного характера. интерес к психологам.

Большая часть книги посвящена детальному анализу противоречий, которые возникли в Германии в начале двадцатого века вокруг попыток членов Вюрцбургской школы

экспериментально изучить мыслительные процессы. К этому прилагается философское обсуждение более поздних споров о природе «народной психологии».

Важный вклад в историю психологии можно найти в основной части книги

.

Прежде всего, книга Куша важна, потому что он спасает от исторического забвения эпизод

, который американские тексты склонны узнавать только в форме карикатуры, известной как

— «спор мыслей без изображений». Но отношение истории «безобразной мысли» к

, что на самом деле было поставлено на карту в экспериментах в Вюрцбурге, аналогично точке зрения

Розенкранца и Гильденстерна на события в Эльсиноре. Это была перспектива людей

на периферии акции.В случае экспериментов в Вюрцбурге действие

происходило в Германии, и на карту было поставлено не что иное, как природа и роль психо-

логического знания. Куш ограничивается очень обширной немецкой литературой, которая выросла на

вокруг работы, проделанной в Вюрцбурге, уделяя особое внимание Вундту как ключевому герою

, психологическое видение которого принципиально расходилось с новыми направлениями в дисциплине.

Вклад вюрцбургцев был неоднозначным из-за их значения для проблем

, которые выходили далеко за рамки чисто эмпирических или технических вопросов.В последующих главах

Куш обсуждает значение психологических экспериментов, взаимосвязь между психологией и такими дисциплинами, как физиология и логика, позиции в социальной и политической философии

и религиозные позиции. При этом он дает превосходную оценку

Психология — это наука? | Simply Psychology

  1. Методы исследования
  2. Психология как наука

Автор: Dr.Саул МакЛеод, обновлено 2020 г.


Наука использует эмпирический подход. Эмпиризм (основанный Джоном Локком) утверждает, что единственный источник знания приходит через наши чувства — например, зрение, слух и т. д.

Это противоречило существующей точке зрения, согласно которой знание может быть получено исключительно с помощью силы разума и логических аргументов (известного как рационализм). Таким образом, эмпиризм — это точка зрения, согласно которой все знания основаны на опыте или могут исходить из него.

Эмпирический подход через получение знаний через опыт быстро стал научным подходом и сильно повлиял на развитие физики и химии в 17-18 веках.

Идея о том, что знания должны приобретаться посредством опыта, т. Е. Эмпирически, превратилась в метод исследования, использующий тщательное наблюдение и эксперименты для сбора фактов и доказательств.

Природу научного исследования можно рассматривать на двух уровнях:

1. тот, который связан с теорией и обоснованием гипотез.

2. и актуальные эмпирические методы исследования (т.е. эксперименты, наблюдения)

Основным эмпирическим методом исследования в науке является эксперимент.

Ключевыми особенностями эксперимента являются контроль над переменными (независимыми, зависимыми и посторонними), тщательное объективное измерение и установление причинно-следственных связей.


Ключевые особенности науки

Эмпирические данные

o Относится к данным, собираемым путем прямого наблюдения или эксперимента.

o Эмпирические данные не основываются на аргументах или убеждениях.

o Вместо этого эксперименты и наблюдения проводятся тщательно и подробно описываются, чтобы другие исследователи могли повторить и попытаться проверить работу.

Объективность

o Исследователи должны оставаться полностью свободными от ценностей при обучении; они должны стараться оставаться абсолютно беспристрастными в своих расследованиях. Т.е. На исследователей не влияют личные чувства и переживания.

o Объективность означает, что все источники предвзятости сведены к минимуму и что личные или субъективные идеи устранены. Стремление к науке подразумевает, что факты будут говорить сами за себя, даже если они окажутся отличными от того, на что надеялся исследователь.

Контроль

o Все посторонние переменные необходимо контролировать, чтобы можно было установить причину (IV) и следствие (DV).

Проверка гипотез

o Например. заявление, сделанное в начале расследования, которое служит предсказанием и основано на теории. Существуют различные типы гипотез (нулевые и альтернативные), которые необходимо изложить в форме, которая может быть проверена (т. Е. Операционализированными и недвусмысленными).

Репликация

o Это относится к тому, можно ли повторить конкретный метод и открытие с разными / одними и теми же людьми и / или в разных случаях, чтобы увидеть, похожи ли результаты.

o Если сообщается о драматическом открытии, но оно не может быть воспроизведено другими учеными, оно не будет принято.

o Если мы получаем одни и те же результаты снова и снова в одних и тех же условиях, мы можем быть уверены в их точности вне всяких разумных сомнений.

o Это дает нам уверенность в том, что результаты надежны и могут быть использованы для создания совокупности знаний или теории: жизненно важно для создания научной теории.

Предсказуемость

o Мы должны стремиться к тому, чтобы иметь возможность предсказывать будущее поведение на основе результатов нашего исследования.


Научный процесс

До двадцатого века наука в основном использовала принципы индукции — делая открытия о мире посредством точных наблюдений и формулируя теории, основанные на наблюдаемых закономерностях.

Законы Ньютона являются примером этого. Он наблюдал за поведением физических объектов (например, яблок) и создал законы, которые объясняли то, что он наблюдал.

Научный процесс теперь основан на гипотетико-дедуктивной модели, предложенной Карлом Поппером (1935). Поппер предположил, что теории / законы о мире должны быть на первом месте, и их следует использовать для генерирования ожиданий / гипотез, которые могут быть опровергнуты наблюдениями и экспериментами.

Фальсификация — единственный способ быть уверенным — как указал Поппер: «Никакое количество наблюдений за белыми лебедями не может позволить сделать вывод, что все лебеди белые, но наблюдения одного черного лебедя достаточно, чтобы опровергнуть этот вывод»

Теория эволюции Дарвина является примером этого.Он сформулировал теорию и решил проверить ее положения, наблюдая за животными в природе. Он специально стремился собрать данные, чтобы подтвердить / опровергнуть свою теорию.

Томас Кун утверждал, что наука не развивается постепенно к истине, у науки есть парадигма, которая остается неизменной до того, как произойдет сдвиг парадигмы, когда существующие теории не могут объяснить какое-то явление, и кто-то предлагает новую теорию. Наука имеет тенденцию проходить через эти изменения, поэтому психология не является наукой, поскольку у нее нет согласованной парадигмы.Существует множество противоречащих друг другу подходов, а предмет психологии настолько разнообразен, что у исследователей в разных областях мало общего.

Психология — это действительно новая наука, большинство достижений которой произошло за последние 150 лет или около того. Однако его можно проследить до Древней Греции, 400-500 лет до нашей эры. Акцент был философским, с великими мыслителями, такими как Сократ, влияющими на Платона, который, в свою очередь, повлиял на Аристотеля.

Платон утверждал, что существует четкое различие между телом и душой, очень твердо верил в влияние индивидуальных различий на поведение и играл ключевую роль в развитии понятия «психическое здоровье», полагая, что разум нуждается в стимуляции со стороны искусства, чтобы сохранить его в живых.Аристотель твердо верил в идею, что тело сильно влияет на разум — можно сказать, он был одним из первых биопсихологов.

Психология как наука отошла на второй план, пока Декарт (1596–1650) не написал в 17 веке. Он твердо верил в концепцию сознания, утверждая, что это то, что отделяет нас от животных.

Он, однако, верил, что наши тела могут влиять на наше сознание и что начало этих взаимодействий было в шишковидной железе — теперь мы знаем, что это, вероятно, НЕ так!

Из этой влиятельной работы произошли другие важные философские теории о психологии, в том числе работы Спинозы (1632–1677) и Лейбница (1646–1716).Но единой научной единой психологии как отдельной дисциплины по-прежнему не существовало (можно, конечно, возразить, что ее до сих пор нет!).

На вопрос «Кто является родоначальником психологии?» Многие люди отвечают «Фрейд». Так ли это или нет, остается открытым для споров, но если бы мы спросили, кто является родоначальником экспериментальной психологии, немногие, вероятно, ответили бы таким же образом. Итак, откуда взялась современная экспериментальная психология и почему?

Психологии понадобилось много времени, чтобы стать научной дисциплиной, потому что ей нужно было время, чтобы закрепиться.Разобраться в поведении, мыслях и чувствах непросто, что может объяснить, почему в период с древнегреческих времен до XVI века на это часто не обращали внимания.

Но устав от лет спекуляций, теорий и аргументов, и принимая во внимание призыв Аристотеля к научным исследованиям в поддержку теории, психология как научная дисциплина начала формироваться в конце 1800-х годов.

Вильхейм Вундт создал первую психологическую лабораторию в 1879 году. Применялся самоанализ, но систематически (т.е.е. методологически). Это было действительно место, с которого можно было начать думать о том, как использовать научные методы для исследования поведения.

Классическим движением в психологии, принявшим эти стратегии, были бихевиористы, известные своей опорой на контролируемые лабораторные эксперименты и отказом от любых невидимых или подсознательных сил как причин поведения. Позже когнитивные психологи также приняли этот строгий (то есть осторожный) научный подход, основанный на лабораторных исследованиях.


Психологические подходы и наука

Психоанализ обладает огромной объяснительной силой и пониманием поведения, но его обвиняют только в объяснении поведения после события, а не в предсказании того, что произойдет заранее, и в том, что он не поддается анализу.

Некоторые утверждали, что психоанализ приблизился к статусу больше религии, чем науки, но не только он обвиняется в несостоятельности (эволюционная теория тоже — почему все так, как есть? путь!) и подобные теории, которые трудно опровергнуть — существует вероятность, что это действительно верно.

Клайн (1984) утверждает, что психоаналитическую теорию можно разбить на проверяемые гипотезы и проверить их с научной точки зрения. Например, Scodel (1957) постулировал, что орально зависимые мужчины предпочтут большую грудь (положительная корреляция), но на самом деле обнаружил обратное (отрицательная корреляция).

Хотя теория Фрейда может быть использована для объяснения этого открытия (через формирование реакции — субъект демонстрирует прямо противоположное своим бессознательным импульсам!), Клайн, тем не менее, указал, что теория была бы опровергнута отсутствием значительной корреляции.

Бихевиоризм использует экономные (т. Е. Экономичные / сокращающие) теории обучения, использующие несколько простых принципов (подкрепление, формирование поведения, обобщение и т. Д.) Для объяснения широкого разнообразия форм поведения от овладения языком до нравственного развития.

Он выдвигал смелые, точные и опровергнутые гипотезы (такие как закон эффекта Торндайка) и обладал твердым ядром центральных предположений, таких как детерминизм окружающей среды (только когда это предположение встретило подавляющую критику со стороны когнитивных и этологических теоретиков, Бихевиористская парадигма / модель была свергнута).

Бихевиористы твердо верили в научные принципы детерминизма и упорядоченности и, таким образом, сделали довольно последовательные предсказания о том, когда животное, вероятно, ответит (хотя они признали, что идеальное предсказание для любого человека невозможно).

Бихевиористы использовали свои прогнозы для управления поведением как животных (голуби, обученные обнаруживать спасательные жилеты), так и людей (поведенческая терапия), и действительно, Скиннер в своей книге Walden Two (1948) описал общество, управляемое в соответствии с принципами бихевиоризма.

Когнитивная психология — использует научный подход к ненаблюдаемым психическим процессам, предлагая точные модели и проводя эксперименты с поведением, чтобы подтвердить или опровергнуть их.

Полное понимание, прогнозирование и контроль в психологии, вероятно, недостижимы из-за огромной сложности средовых, психических и биологических воздействий даже на простейшее поведение (т.е. все посторонние переменные невозможно контролировать).

Таким образом, вы увидите, что нет простого ответа на вопрос «является ли психология наукой?».Но многие подходы психологии действительно соответствуют принятым требованиям научного метода, тогда как другие кажутся более сомнительными в этом отношении.


Альтернативы научному подходу

Однако некоторые психологи утверждают, что психология не должна быть наукой. Есть альтернативы эмпиризму, такие как рациональные исследования, аргументы и убеждения.

Гуманистический подход (другая альтернатива) ценит личный, субъективный сознательный опыт и выступает за отказ от науки.

Гуманистический подход утверждает, что объективная реальность менее важна, чем субъективное восприятие человеком и субъективное понимание мира. Из-за этого Карл Роджерс и Маслоу не придавали особого значения научной психологии, особенно использованию научной лаборатории для исследования поведения людей и других животных.

Субъективное восприятие мира человеком является важным и влиятельным фактором в его поведении. Только взглянув на мир с точки зрения человека, мы можем по-настоящему понять, почему они действуют именно так.На это и направлен гуманистический подход.

Гуманизм — это психологическая перспектива, которая делает упор на изучение личности в целом. Психологи-гуманисты смотрят на человеческое поведение не только глазами наблюдателя, но и глазами человека, который ведет себя. Психологи-гуманисты считают, что поведение человека связано с его внутренними чувствами и самооценкой.

Гуманистический подход в психологии сознательно отходит от научной точки зрения, отвергая детерминизм в пользу свободы воли, стремясь достичь уникального и глубокого понимания.Гуманистический подход не имеет упорядоченного набора теорий (хотя у него есть некоторые основные предположения) и не интересует предсказание и контроль поведения людей — сами люди — единственные, кто может и должен это делать.

Миллер (1969) в работе «Психология как средство повышения благосостояния человека» критикует контролирующий взгляд на психологию, предполагая, что понимание должно быть основной целью субъекта как науки, поскольку он спрашивает, кто будет контролировать и чьи интересы будет обслуживаться им?

Психологи-гуманисты отвергли строгий научный подход к психологии, потому что они считали его бесчеловечным и неспособным уловить богатство сознательного опыта.

Во многих отношениях отказ от научной психологии в 1950-х, 1960-х и 1970-х годах был ответной реакцией на доминирование бихевиористского подхода в психологии Северной Америки.


Взгляды на поведение, основанные на здравом смысле

В определенном смысле каждый является психологом. Это не означает, что все были официально обучены изучению и обучению психологии. Люди имеют здравый смысл в восприятии мира, других людей и самих себя. Эти здравые взгляды могут исходить из личного опыта, из нашего детского воспитания, из культуры и т. Д.

Люди имеют здравый смысл в отношении причин своего собственного поведения и поведения других людей, личностных характеристик, которыми обладают они и другие люди, о том, что должны делать другие люди, как воспитывать своих детей, и о многих, многих других аспектах психологии.

Неформальные психологи приобретают здравые знания довольно субъективным (т.е. ненадежным) и анекдотическим способом. Здравомыслящие взгляды на людей редко основываются на систематических (то есть логических) доказательствах, а иногда основываются на единственном опыте или наблюдении.

Расовые или религиозные предрассудки могут отражать то, что кажется здравым смыслом в группе людей. Однако предвзятые убеждения редко соответствуют действительности.

Таким образом, здравый смысл — это то, что каждый использует в своей повседневной жизни, направляет решения и влияет на то, как мы взаимодействуем друг с другом.

Но поскольку он не основан на систематических доказательствах и не основан на научных исследованиях, он может вводить в заблуждение и приводить к тому, что одна группа людей обращается с другими несправедливо и дискриминационным образом.


Ограничения научной психологии

Несмотря на то, что научная методология разработана (мы думаем), существуют дополнительные проблемы и аргументы, которые ставят под сомнение психологию, когда-либо действительно являющуюся наукой.

Ограничения могут относиться к предмету (например, явное поведение в сравнении с субъективным, частным опытом), объективности, общности, проверяемости, экологической достоверности, этическим вопросам, философским дебатам и т. Д.

Наука предполагает, что существуют законы человеческого поведения, которые применяются каждому человеку.Поэтому наука использует как детерминистский, так и редукционистский подход.

Наука изучает открытое поведение, потому что открытое поведение объективно наблюдаемо и может быть измерено, что позволяет различным психологам фиксировать поведение и соглашаться с тем, что наблюдали. Это означает, что можно собрать доказательства для проверки теории о людях.

Научные законы можно обобщить, но психологические объяснения часто ограничиваются конкретным временем и местом. Поскольку психология изучает (в основном) людей, она изучает (косвенно) влияние социальных и культурных изменений на поведение.

Психология не существует в социальном вакууме. поведение меняется со временем и в разных ситуациях. Эти факторы и индивидуальные различия делают результаты исследований надежными только в течение ограниченного времени.

Подходят ли традиционные научные методы для изучения человеческого поведения? Когда психологи операционализируют свою ИВ, весьма вероятно, что это редукционистский, механистический, субъективный или просто неправильный подход.

Операционные переменные относятся к тому, как вы будете определять и измерять конкретную переменную, используемую в вашем исследовании.Например, биопсихолог может операционализировать стресс как учащение пульса, но может случиться так, что при этом мы отдаляемся от человеческого опыта того, что изучаем. То же самое и с причинно-следственной связью.

Эксперименты стремятся установить, что X вызывает Y, но эта детерминированная точка зрения означает, что мы игнорируем посторонние переменные и тот факт, что в другое время, в другом месте на нас, вероятно, не повлияет X. Существует так много переменные, влияющие на поведение человека, которые невозможно эффективно контролировать.Здесь действительно хорошо сочетается вопрос экологической обоснованности.

Объективность невозможна. Это огромная проблема в психологии, так как люди изучают людей, а беспристрастное изучение поведения людей очень сложно.

Более того, с точки зрения общей философии науки нам трудно быть объективными, потому что на нас влияет теоретическая точка зрения (Фрейд является хорошим примером этого). Наблюдатель и наблюдаемый принадлежат к одному виду, что создает проблемы с отражательной способностью.

Бихевиорист никогда не стал бы исследовать фобию и думать в терминах бессознательного конфликта как причины, точно так же, как Фрейд никогда не объяснял бы ее как поведение, приобретенное посредством оперантного обусловливания.

Эта конкретная точка зрения ученого называется парадигмой (Kuhn, 1970). Кун утверждает, что в большинстве научных дисциплин преобладает одна парадигма, которой придерживается подавляющее большинство ученых.

Все, что связано с несколькими парадигмами (например, модели — теории), является донаукой, пока не станет более унифицированной.Имея множество парадигм в психологии, у нас нет универсальных законов человеческого поведения, и Кун определенно утверждал бы, что психология — это не наука.

Проверка (т. Е. Доказательство) может быть невозможной. Мы никогда не сможем по-настоящему доказать гипотезу, мы можем найти результаты, подтверждающие ее до конца времен, но мы никогда не будем на 100% уверены, что это действительно правда.

Это может быть опровергнуто в любой момент. Главной движущей силой этого ворчания является Карл Поппер, известный философ науки и защитник фальсификационизма.

Возьмем известный пример гипотезы Поппера: «Все лебеди белые». Как узнать наверняка, что в будущем мы не увидим черного, зеленого или ярко-розового лебедя? Так что, даже если лебедя не белого цвета никогда не видели, мы все еще не доказали нашу гипотезу.

Поппер утверждает, что лучшие гипотезы — это те, которые мы можем опровергнуть — опровергнуть. Если мы знаем, что что-то не так, значит, мы знаем что-то наверняка.

Проверяемость: большая часть предметов психологии ненаблюдаема (например,грамм. память) и поэтому не может быть точно измерена. Дело в том, что существует так много переменных, которые влияют на поведение человека, что невозможно эффективно контролировать переменные.

Итак, приблизились ли мы к пониманию а) что такое наука и б) если психология — это наука? Вряд ли. Не существует окончательной философии науки и безупречной научной методологии.

Когда люди используют термин «научный», у всех нас есть общая схема того, что они имеют в виду, но когда мы разбиваем ее так, как мы только что сделали, картина становится менее однозначной.Что такое наука? Это зависит от вашей философии. Психология — это наука? Это зависит от вашего определения. Итак — зачем заморачиваться и как все это сделать?

Слайф и Уильямс (1995) попытались ответить на эти два вопроса:

    1) Мы должны попытаться, по крайней мере, стремиться к научным методам, потому что нам нужна строгая дисциплина.